Рецензия на фильм-катастрофу «Одна» о единственной в мире женщине, которой удалось выжить в авиакатастрофе на высоте в пять километров

filmz

Фильм-катастрофа, в котором трейлер, официальный постер и открывающая пятиминутная сцена круче, чем оставшиеся полтора часа вялого расследования и панорам тайги. И трудно поспорить, ведь «Одна» основана на реальных событиях, когда в 1981 году после крушения самолёта выжила только одна девушка, так что тут не до фантастического экшна.

Робкие попытки рассказать о трагедии, случившейся 24 августа 1981 года, были предприняты лишь спустя 4 года после событий. И «Одна» — это не столько повествование о выживании в тайге, сколько разгадка, почему этот печальный факт так долго замалчивался. Фильм Дмитрия Суворова продолжает линейку популярного в последние годы жанра «да-да, мы что-то читали в советских газетах, но теперь нам, наконец, расскажут, как всё было на самом деле»: от эйч-би-ошного «Чернобыля» до нынешнего «Нулевого пациента». В фильме подробно – местами даже слишком детально – расскажут, как «всё было на самом деле» в 1981 году.

Начало 80-х, обаятельная Лариса Савицкая (уверенный дебют в большом кино актрисы МХТ Надежды Калегановой) проваливает вступительные экзамены в московский университет, возвращается домой в Амурскую область, где её ждёт жених Володя (Максим Иванов). После недолгих разбирательств – простая семья Ларисы против более зажиточных родителей Володи – случается свадьба. Влюблённые молодожёны отказываются от подарка в виде романтического путешествия в Крым и отдыхают в Комсомольске-на-Амуре. Они красивы, счастливы, впереди только радужные планы. Пока не наступает чёрная дата 24 августа 1981 года, когда они возвращаются в Благовещенск.

«Наши самолёты не падают», — говорит один из героев фильма (что перекликается с фразой из вышеупомянутого сериала «Нулевой пациент» «в Советском Союзе СПИДа нет»). Увы, но череда обстоятельств говорит о другом: рейс задерживается, маршрут гражданского самолёта пересекается с военными, неорганизованное взаимодействие диспетчеров, (плюс подробности, посвящённые фатальным мелочам, когда молодожёны садятся не на свои места, Лариса предпочитает не пристёгиваться, один из диспетчеров слишком долго возится с растворимым кофе и так далее, включая излишнюю сконцентрированность на персонажах, которые никак не будут двигать сюжет). Всё это в целом приводит к тому, что после столкновения на высоте 5 километров пассажирского лайнера и самолёта-ракетоносца погибают 37 человек. В живых остаётся одна Савицкая. Остальное – из разряда легенд.

Начав с роскошной сцены столкновения самолётов ещё до начальных титров, следующие полчаса зрителя ждёт череда флэшбеков. Оставшееся время — при хронометраже «Одной» чуть более 100 минут – отдано для мистических видений и разбирательств, кто виноват в трагедии. Выживание же Ларисы в тайге в течение трёх дней, кажется, стояло второстепенной задачей для создателей ленты. Спасшуюся девушку, как и зрителей, ждут тигры, болота, орды насекомых, ямы, ловушки, бурные сибирские реки с каменистым дном, холод, голод, нескончаемые дожди, кровь, пот и слёзы. Не хватает только медведей, хотя есть кукла Олимпийского мишки (куда без него в рассказе о 80-х!).

Появление из Москвы грозного гэбиста-следователя Князева (мощный Виктор Добронравов) наглядно разъясняет приоритеты советской системы. Оказывается, это было не просто столкновение гражданского самолёта Ан-24 с военным ракетоносцем Ту-16. Был сорван пробный запуск баллистической ракеты недалеко от китайской границы. Поэтому Князев ведёт себя, как тарантиновский чистильщик: объявить эпидемию ящура, засыпать горы песка на платформах, расставить на дорогах блокпосты, закрыть небо, а у каждого найдённого обломка прикрепить по военному. То, что с вертолёта кто-то замечает девушку, отчаянно размахивающую платком, — недоразумение. «Борт прошёл на 5000 метрах, поэтому выживших не ищем», — сурово чеканит московский начальник, крамольно назначая себя во время расследования и председателем, и генеральным секретарём ЦК КПСС.

Виновны в этой истории оказываются все и никто. Одним нужно найти виновных, другим – тела, чтобы похоронить их по-человечески. Все должны действовать по инструкции, кроме самой Ларисы, у которой одна инструкция – выжить. Но чудеса случаются, а в фильме даже дважды. В первый раз – когда Лариса выживает, во второй — когда несгибаемый гэбэшник отказывается действовать так, как велено, переходит на светлую сторону и начинает операцию по поискам то ли девушки, то ли видения.

Самые, пожалуй, замечательные моменты в фильме – это, как мы уже говорили, первая сцена и, внезапно, последняя. Снятая на простое видео, настоящая Лариса Савицкая, живущая до сих пор, лучше любых CGI-спецэффектов доказывает, что в мире до сих пор есть место для любви и чуда. Для других подробностей — «Википедия».

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!


Все новости