Рецензия на «Форс-мажор»

filmz

Рецензия Андрея Пискова на картину «Форс-мажор», которая по факту является вовсе не докучливой драмой о смене гендерных ролей в суровых реалиях меняющегося мира, а едкой сатирой на современное общество в целом, которое, при всей его культурной и технологической продвинутости, не может избавить человека от самого главного — его низменных инстинктов:

Сцены из супружеской жизни

На первый взгляд новая лента Рубена Эстлунда, на данный момент одного из ведущих шведских режиссеров, выгодно выбивается из фильмографии автора. Втиснутый в жанровую рамку психологического триллера, «Форс-мажор» лишен социальной подоплеки предыдущих работ постановщика, будь то «Добровольно-принудительно» (разрозненный набор псевдодокументальных зарисовок из жизни «поехавших» шведов) или «Play» (отстраненный взгляд на проблему скандинавских мигрантов). Вместе с тем творческая манера Эстлунда, даже учитывая смену постоянного оператора, практически не изменилась. «Форс-мажор», как и его прошлые картины, преимущественно состоит из статичных кадров и четко выстроенных мизансцен, лишь изредка перебиваемых нестандартным ракурсом или энергичной монтажной нарезкой. Однако традиционная для режиссера неспешность визуального ряда в этот раз компенсируется богатой фактурностью декораций и повышенным драматизмом происходящего.

Курьезную историю о трусости шведского семьянина Эстлунд помещает в безликий туристический курорт где-то во французских Альпах, тем самым удачно используя безмолвное величие природы и отточенные горнолыжные механизмы для придания бытовой истории несвойственного ей саспенса. Ту же функцию несет в себе и знаменитый концерт Вивальди «Летняя гроза» из цикла «Времена года», который на протяжении всех двух часов будоражит не хуже культовой мелодии Бернарда Херманна из «Психо» и уже одним своим названием намекает зрителям на неизбежность грядущей катастрофы. В этот заснеженный и холодный ландшафт Эстлунд вписывает не менее отстраненных в своей внешней благополучности персонажей лишь для того, чтобы уже на десятой минуте разбить эту мнимую оболочку вдребезги. Точно так же и нехитрый сюжет о бизнесмене Томасе, который при неожиданном сходе лавины в приступе паники бросил жену и детей на произвол судьбы, из локального конфликта достаточно быстро перерастает в борьбу полов, где женщина предстает в намного более выгодном свете, чем мужчина.

Но, несмотря на интригующее начало, не стоит ждать от «Форс-мажора» каких-то крутых сюжетных поворотов или глубоких психологических откровений: догадливый зритель уже по прочтении синопсиса поймет, что ничего хорошего от этой «счастливой» семейки ждать не стоит. Интересно другое. Эстлунд, кажется, впервые в своей фильмографии пытается выйти за рамки социально-психологического кино, демонстративно не вынося приговор ни одной из сторон конфликта. Его как заядлого экспериментатора завораживают, прежде всего, эмоционально-поведенческие реакции своих героев, которые, словно кролики в клетке, мечутся между номером отеля и занесенными склонами гор без надежды на выход из сложившейся ситуации. И, как в любом хорошем эксперименте, процесс тут привлекателен даже больше, чем результат, который более или менее известен всем. В конечном счете, «Форс-мажор» оказывается вовсе не докучливой драмой о критике маскулинности или смене гендерных ролей в суровых реалиях меняющегося мира, а едкой сатирой на современное общество в целом, которое, при всей его культурной и технологической продвинутости, не может избавить человека от самого главного — его низменных инстинктов.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!


Все новости