filmz

Рецензия на «99 франков»

«Двигатель прогресса»

Деформированный социальный мир, показанный глазами креативного рекламщика, уже давно знаком даже минимально начитанному зрителю, хотя бы по культовому роману Виктора Пелевина «Generation Пи». Этот мир также является одним из объектов исследования француза Фредерика Бегбедера, на книги которого в последнее время повесили ярлык с припиской «Читать модно». По большому счету, Бегбедер не так прост, как кажется изначально — за легко читаемой прозой, где протагонистами являются гламурные мажоры, активирующие свой творчески мыслящий мозг лошадиными порциями кокаина, скрывается целая идеология. Писатель, чье аргументированное отвращение к обществу потребления подкреплено хорошим слогом, блестящим юмором и провокацией на каждой странице, крайне уверенно справляется с методом ее подачи.

В качестве эпиграфа к своему одноименному бумажному шедевру Бегбедер взял знаменитую фразу Райнера Вернера Фассбиндера «То, что невозможно изменить, нужно хотя бы описать». С данной, стоит отметить, непростой функцией справился и Ян Кунен, чья режиссерская карьера после ошеломляюще провального «Блуберри» была под угрозой. Чтобы реализовать и воплотить в жизнь «99 франков» режиссеру понадобилось долгих семь лет, и причина подобной задержки — коммерческие телесети, которые отказались от финансирования, не желая выделять деньги на картину, высмеивающую мир рекламы и его обитателей. Результат, будучи серьезным продюсерским подвигом, учитывая абсолютное отсутствие в картине продакт-плэйсмента, превзошел все оптимистичные ожидания.

Избежав назидательной серьезности, режиссер позволил зрителю вдохнуть дерзкие и злые, но легкие для восприятия «99 франков», как дорожку кокаина

Книгу Бегбедера с ее охапкой мыслей, преподнесенных читателю в форме постоянного внутреннего монолога, на первый взгляд, было невозможно не только экранизировать, но и просто-напросто пересказать. Однако на удивление, Кунен воспользовавшись довольно примитивными, но лаконичными визуальными трюками, оказался способным донести нетривиальные и полемичные идеи автора, сохранив общий посыл и энергетику первоисточника. Фильм крайне хлестко бичует рекламу, целиком и полностью строясь на ее законах и стилистике. По форме, картина напоминает раннего Тома Тыквера — уверенный ритм, лирические отступления, яркие мультипликационные вставки, дерзкий символизм, колоритные взбалмошные персонажи и безудержный драйв. По содержанию же, являясь глубоко циничной, временами даже желчной вещью, картина буквально очаровывает своей непринужденной простотой повествования.

Нет никаких претензий и к главному герою Октаву — обаятельный Жан Дюжарден великолепен в образе циничного интеллигента, который к несчастью для себя понимает, что является частью того мира, который он больше всего ненавидит. Играя негодяя, тонущего в наркотических трипах и собственных слабостях, актер очеловечил свой персонаж до той степени, когда зритель принимает характер, несмотря на все его внешние и внутренние недостатки.

Избежав назидательной серьезности, режиссер позволил зрителю вдохнуть дерзкие и злые, но легкие для восприятия «99 франков», как дорожку кокаина. Если вдуматься, Кунен сделал практически невозможное. Поднимая классические социальные темы тлетворного влияния вездесущей пропаганды товаров и услуг на человека, он сумел без всяких излишеств преподнести проблему, не растеряв ее актуальность. Исчерпанная временем тематика, на которой уверенно потоптались и Дэвид Финчер с «Бойцовским клубом», и Мэри Хэррон с «Американским психопатом» и даже Андрон Кончаловский с абсолютно невменяемым «Глянцем», органично вписалась в фильм, который никоим образом не выглядит ни архаично, ни вторично.

Кунен высмеивает через черный юмор всю абсурдность рекламы, и благодаря великолепному знанию авторами темы и уместной иронии по отношению к самим себе, незначительные недостатки экранизации нейтрализуются общим послевкусием от фильма. Безжалостный мир «99 франков» — проекция супермаркета, где человек тоже является товаром и, естественно, имеет свой срок годности. Зрители же — всего лишь фокус-группа, для которой лента служит своеобразной демонстрацией и рекламой на возможные способности созерцания материального мира в различных его проявлениях. Несомненно, Бегбедер и Пелевин поставили диагноз современному обществу. Фильм Яна Кунена в таком случае, тотально опроверг привычные надежды и иллюзии рядового зрителя, который наивно полагает, что человечество способно к излечению.


Все новости