Монгол. Фильм первый

Монгол Шуудан

Отечественная кинематография, воскрешению которой мы бурно аплодировали три года назад под финальные титры «Ночного Дозора», снова напоминает живой труп. Нет, определенные сдвиги все-таки налицо: кинопрокат цветет пышным цветом, а отдельные образчики продюсерской мысли даже собирают невообразимые по местным меркам суммы. Но чтобы в царящей на экранах кучемале зиждилась взвешенность и рассудительность Голливуда – этого пока не наблюдается.

Такое впечатление, что постулат советского максимализма «Наши поезда самые поездатые в мире» до сих пор играет в причинных местах отдельных криэйторов, заставляя тратить миллионы вопреки человеческой логике и царящему на рынке спросу. Каждый первый — блокбастер, каждый второй — ответ Голливуду, хотя последний, в общем-то, ни о чем и не спрашивал. Вместо взвешенного мониторинга сложившейся в индустрии ситуации (обычного дела для американского мейджора) мы пускаем колоссальные сбережения на ветер ради возможности горделиво стукнуть себя в грудь кулаком под разговор о самой дорогой постановке Отечества и надеясь на русский авось под песню о перспективе возвращения вложений.

Кому, скажите, пришла в голову парадоксальная в своей глупости мысль, что зритель хочет смотреть биопики о Чингисхане, да еще в таком количестве? «Кочевник», «Чингисхан», «Монгол», «По велению Чингисхана» — явный перебор степной тематики. И ладно, хотя бы через одну картины рвали бы бокс-офис и формировали армию болельщиков, так нет, в поисках баланса между коммерческим и авторским постановки тонут в собственных уступках, по заунывности соревнуясь с волчьим воем. А уж когда добрая половина из перечисленного выходит под фамилией Сергея Бодрова, да еще с пугающе многообещающей ремаркой «Фильм Первый» — впору тушить свет и посылать за доктором.

Нет, можно принять за аксиому, что на бумаге все смотрелось волшебно. Реконструировать в степях дремучее прошлое – плевое дело, достаточно пошить костюмы да выбрать ракурс без возвышающейся на горизонте мачты ЛЭП. Даже натаскать артистов беглому монгольскому не сложно: цивилизованный мир все равно не знает гортанной тарабарщины. Но, берясь экранизировать жизнь Темучина, сознательно концентрироваться на бытописании и избегать ключевых поворотных пунктов, тут определенно нужно быть семи пядей во лбу. Как вам понравится, когда сказ о восхождении величайшего полководца вязким киселем разливается по общению с койотами и племенной философии, но оставляет за кадром года — ГОДА! — понадобившиеся хану для объединения враждующих кланов в могучую армию? Просто щелк, и герой восседает на гнедом жеребце перед собственной армадой под издевательский нарратив.

Да ладно, мы тоже помним гей-драму об Александре, где павлиньим ресницам Гефестиона и прогрессирующему эдипову комплексу уделялось внимания на порядок больше, чем сокрушительным завоеваниям, — но они хотя бы БЫЛИ! «Монгол» же обходится полунамеками на баталии, первый раз пуская в ход кулаки по истечении часа. И когда наградой за долготерпение оказывается эффектный план с чингисхановым войском, а от предвкушения Битвы приятно покалывает кончики пальцев, ЩЕЛК! и по экрану ползет бесконечный барабан заключительных титров.

Делая ставку на экспортность ленты — фактически, оголливудизации главного героя путем упора на человечность и поэтичную лав-стори, — Бодров, по сути, варит клюквенный компот со штемпелем монгольской почты. Лекала американской мейнстримной драматургии торчат на сюжете уродливыми заплатками, не придавая ему ни красоты, ни толковости. И даже модный эстетский ход со съемками на полумертвом языке (на монгольском, конечно, но сути это не меняет) не ставит дополнительный балл в зачетку режиссера — потому что и эта робкая попытка к атмосфере гибнет под истинно русским решением — ...переводом.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!

Сюжет:Он прошел через голод, унижения, рабство. На него охотились, его пытали и предавали. Он выжил, хотя казалось, что это невозможно. Его сила, ум и воля к жизни были несравнимы с возможностями обычного человека. Их поддерживала любовь его первой и любимой жены — Борте. Любовь, которую у него никто не смог отнять. Уникальная история любви. История человека, ставшего легендой, повествует о молодых годах великого воина Чингисхана. Времени, когда все только начиналось. И когда еще никто не знал, что Темуджин станет великим ханом всех монголов — грозным Чингисханом. Скоро мир содрогнется от имени этого человека.

фильм «Монгол. Фильм первый»

Комментарии
Filmz.ru / настоящее кино / все рубрики

© COPYRIGHT 2000-2020 Настоящее кино | Обратная связь | Размещение рекламы

Издается с 13/03/2000 :: Перепечатка материалов без уведомления и разрешения редакции возможна только при активной гиперссылке на www.Filmz.ru и сохранении авторства | Главный редактор on-line журнала Настоящее КИНО Александр Голубчиков, шеф-редактор Анатолий Ющенко. Программирование Вячеслав Скопюк, Дмитрий Александров, Андрей Волков, Юрий Римский, Александр Десятник | Хостинг предоставлен провайдером Qwarta.ru

Журнал "про Настоящее кино" зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № 77-18412 от 27 сентября 2004 года.

Мнения авторов, высказываемые ими в личных блогах, могут не совпадать с мнением редакции.

filmz.ru в социальных сетях:

Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×