filmz

Рецензия на сериал «Станция одиннадцать»

filmz

На российской онлайн-платформе more.tv состоялась премьера «Станции одиннадцать», постапокалиптической драмы от создателей «Оставленных». Рассказываем, чем этот очередной сериал про эпидемию может зацепить зрителя, которого от постковидных телепроектов начало уже немножко подташнивать.

Разработка сериала по мотивам одноименного постапокалиптического романа Эмили Сент-Джон Мандел началась задолго до пандемии коронавируса (телеадаптация «Станции одиннадцать» была заказана стриминговым сервисом HBO Max летом 2019 года). На экраны шоу, увы, добралось в самый неподходящий для этого момент. К концу уходящего года смотреть сериал про очередной смертоносный вирус, который уносит жизни миллионов людей, большого желания банально не возникает. Неутешительной статистикой и пугающими новостями про новые штаммы вируса мы уже наелись вдоволь — и включая сегодня телевизор, от актуальной реальности хочется сбежать, а не погружаться в нее с головой вновь.

Довольно сложно сказать, как это отразится на рейтингах стартовавшей на HBO Max (и на more.tv для российской аудитории) «Станции одиннадцать», тем не менее, авторам сериала заведомо хочется пожелать удачи. За сценарий проекта отвечают Ник Кьюз и Патрик Соммервиль, приложившие руку к другому выдающемуся шоу от HBO «Оставленные», а первые серии поставил дико талантливый троекратный номинант «Эмми» Хиро Мурай, один из авторов «Атланты». Пилотный эпизод «Станции одиннадцать» переносит зрителя в заснеженный Чикаго накануне Рождества. Во время театральной постановки «Короля Лир» у Артура Леандера (Гаэль Гарсия Берналь) — режиссера и исполнителя главной роли — внезапно случается сердечный приступ прямо на сцене.

В театре, разумеется, начинается паника. В итоге одному из зрителей, невротику Дживану (Химеш Патель), приходится провожать до дома совсем юную Кристен (Матильда Ловлер), семилетнюю актрису из труппы, которую по необъяснимым причинам не приехали забрать родители. Пока герои будут неловко знакомиться друг с другом в вагоне метро, мир вокруг них под звуки кашля и чиханий уже начнет потихоньку рушиться. Дживан вскоре получает звонок от своей встревоженной родственницы, медсестры из местного госпиталя, которая настоятельно посоветует герою сейчас же выбежать из подземки, затариться продуктами первой необходимости и бежать домой, предварительно построив у входной двери квартиры баррикаду.

Уже во второй серии «Станции одиннадцать» сюжет делает серьезный скачок по временной шкале, а зрителю предстают события, последовавшие в будущем. 20 лет спустя заметно повзрослевшая Кристен (Маккензи Дэвис) вступает в труппу странствующих актеров, которая колесит по постапокалиптической Америке, ставит пьесы Шекспира и пополняет припасы в заброшенным домах. К третьей серии авторы шоу вновь, толком не удосужившись поставить точку в предыдущем эпизоде, принимаются рассказывать историю с самого начала, еще до смерти Артура на чикагских театральных подмостках и гибели всего живого. Представленный калейдоскопом событий сюжет, судя по всему, будет лихорадочно мотать из стороны в сторону до самого финала, и это наверняка отвадит от шоу большую часть зрителей.

Дать шанс «Станции одиннадцать», впрочем, имеет смысл. В отличие от прочих проектов на схожую тему творение Кьюза и Соммервиля не пытается превратиться в замусоленное пособие по выживанию в экстремальных условиях. Авторы шоу отказываются принимать аксиому о том, что «человек человеку волк» за чистую монету. Во вселенной сериала главными героями становятся не те, кто быстро бегает и метко стреляет, а те, кто умудряются построить на руинах цивилизации подобие социума вроде несущей надежду на лучшее шекспировской труппы актеров, которая, несмотря ни на что, продолжает верить в исцеляющую силу искусства. И в этом плане пресыщенная эмпатией к человечеству «Станция одиннадцать» — возможно, «то, что доктор прописал» — история не столько про эпидемию, сколько про то, как нам всем жить после нее дальше.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!


Все новости