filmz
filmz

Запретные удовольствия: купюры российского кинопроката

С 16 сентября в прокате «Безумное кино для взрослых». Победитель последнего Берлинале выйдет на экраны в цензурированном виде. Всё, что, видимо, не стоит видеть даже безумным взрослым, будет прикрыто черными плашками. В связи с этим напоминаем, что цензура — страшное зло, и вспоминаем самые абсурдные «правки» последнего времени.

Сосок Виржини Эфиры

Пока на российских стримингах смело машут фаллоимитаторами, в прокате стыдливо прячут даже легкую эротику. Не всегда, конечно. За последние годы на большой экран выходили такие смелые вещи, как «Мектуб, моя любовь» Кешиша, который начинается с вполне натуральной порносцены, и «Основной инстинкт», где Шэрон Стоун чаще раздета, чем одета. Но иногда прокатчики пугаются даже незначительной и, стоить заметить, вполне эстетской обнаженки. Так на российском постере верховенского «Искушения» (невозможно пошлое название прокатчиков не испугало) за аккуратно удлиненной рясой тактично спрятали сосок. Остается надеяться, что также не поступят с новым Альмодоваром, а иначе – придется замазывать половину постера.

Политику от моей барной стойки уберите

Примерно, эта реплика Хамфри Богарта из «Касабланки», видимо, наиболее прочно засела в головах отечественных прокатчиков. Самый незначительный намек на актуальную политическую реальность при локализации выкидывается, заменяется и переозвучивается. Сталин, упомянутый Бабой-Ягой в «Хеллбое» Нила Маршалла, превратился в Гитлера – причем, даже в субтитрованной версии фильма. «Эпидемия» Костомарова (тот самый сериал, что очень хвалил Стивен Кинг) при показе на платформе Premier и вовсе лишилась целого эпизода. Как говорят, за неприглядный образ ОМОНа, истребляющего мирных граждан. Что уж говорить про «Смерть Сталина», которую и вовсе запретили. Видимо, даже и ту, что пишется без кавычек.

Геи? Оставьте себе

Так же, как и политику, российские прокатчики любят купировать всё, что связано с ЛГБТ. Достается в основном большим премьерам, но и не только им. Свидание двух мужчин легким движением превращается в «ужин», а неприглядные сцены просто вырезаются – «Мстители: Финал» и «Рокетмен» соответственно. Если же не хватает наглости порезать, то также легко взвинчивается возрастной рейтинг – случай «Красавицы и чудовища». Раньше казалось, что кино фестивальное проходит мимо цензурных радаров: в прокат выходила «Девочка» Лукаса Донта про юную балерину трансгендера, и даже – «Жизнь Адель». А немногим позже случилось «Аутло», после которого надеяться, что на «фестивальное безобразие» будут смотреть сквозь пальцы, уже не стоит. Никаких геев у нас тут нет – как нет политики и секса.

Мы русские – с нами Бог

Еще никак нельзя обижать наше гордое русское самосознание. И здесь доходит до полного абсурда. В детском мультфильме «Тайная жизнь домашних животных 2» главный злодей из русского Сергея превратился во француза Сержа. Разумеется, неприятно, когда про тебя за твои же деньги говорят гадости. Но когда нежный трепет перерастает в ханжество, а Достоевский чудесно превращается в Леха Валенсу – время вспомнить, для кого всё это работает. Российскому зрителю пусть и всё еще не хватает самоиронии, но обман он чует за версту. В том, что касается кино, — уж точно.


Все новости