«А, Микеланджело, как же, классный мужик!»: Андрей Кончаловский и его фильм «Грех»

«А, Микеланджело, как же, классный мужик!»: Андрей Кончаловский и его фильм «Грех»

11-го ноября режиссёр Андрей Кончаловский встретился с московскими журналистами, чтобы рассказать о том, как проходила работа над его новой картиной «Грех». Получился почти мастер-класс – стенограмму которого мы публикуем с незначительной редакцией.

Почему Микеланджело?

Режиссёру говорить здесь бессмысленно, ни до картины, ни после. Причины объяснять тоже, на мой взгляд, бессмысленно. Знаете, когда Наполеон встал во главе революции, Бетховен посвятил ему Третью симфонию. Потом Наполеон изменил свои политические взгляды – и Бетховен назвал свою Третью симфонию «Героической». И то, и то имело определённый смысл, но объяснять это, по-моему, так же бессмысленно, как объяснять, почему я решил взять Микеланджело, а не Леонардо да Винчи или Шагала.

Хорошо, когда вопросов мало: значит, они не созрели. Что касается таких производственных вопросов – сложно ли снимать? много ли артистов пробовалось? с трудом ли нашли героя? – это всё понятно как бы, обычно всё так и бывает, это производственные трудности…

Вы знаете, я вспоминаю фразу, которую сказал создатель танка «Т-34». Он сказал: «Сложно и дурак сделать сможет, а ты попробуй сделать просто». Вот эта фраза для меня является очень целеполагающей – когда пытаешься сделать фильм, чтобы он был простым. Чтобы всё было просто, а на самом деле за этой простотой скрываются некие смыслы.

Ну сколько мы биографий видели, которые смотреть сложно или не веришь ничему!.. Поэтому дело, конечно, не в биографии и не в фактах жизни – а в том, чтобы две вещи было, наверное.

Кадр из фильма Андрея Кончаловского «Грех»

Надо любить свой характер (надо полагать, в значении «character» = «персонаж» – ММ), любить человека, о котором делаешь фильм; вернее, пытаться его любить – и потом передать эту любовь зрителю. Причём мы же любим без причины, мы же не любим, потому что он хороший; мы очень часто любим людей, которые делают ужасные вещи, - и объяснить не можем даже, почему. Поэтому вот эту любовь к своим характерам сложно передать.

И второе – это суть. Каждый ищет свою суть в жизни или в произведении, если он старается что-то создать в своей голове или на экране. И вот эту суть можно назвать правдой, но тут такая вещь: а что такое правда?.. Можно сделать фильм очень современным, про современную жизнь, вот про вас про всех, про любого из вас – и будет всё плохо. А можно создать так, что будет правда – вот она либо чувствуется, либо нет, понимаете?.. Вот так же сложно сделать картину по сути – как о сегодняшнем человеке, так и о человеке шестнадцатого века, или третьего века, или второго века до новой эры. Она как бы просвечивает, эта суть, или не просвечивает. Это, наверное, главное, к чему стремится каждый из художников. И счастлив, когда хоть что-то по сути уцепил, хоть что-то! А когда уж всё – никогда не получится.

Режиссёр Андрей Кончаловский на московской пресс-конференции по фильму «Грех» © Михаил Терещенко/ТАСС

Вот когда стал намечаться, вырисовываться смысл фильма… Он же не вырисовывается в сценарии; из хорошего сценария можно сделать очень посредственную картину, а из слабого сценария можно сделать выдающийся фильм, это зависит от того, что привносится на экран. Сценарий – это как ненаписанная партитура, понимаете?.. Нельзя сымпровизировать симфонию Бетховена, тем более сыграть её на современных пишущих машинках или на унитазе – так исполнять её не позволено; хотя сейчас это часто происходит с классическими пьесами на современной сцене…

…И вот стало вырисовываться, что в фильме есть три героя.

Когда я стал искать артистов – вернее, не артистов, а действующих исполнителей, - мы поехали в Каррару. Потому что Карарра – место уникальное. Во-первых, оно освящено: три тысячи лет там добывался мрамор. Три тысячи лет, понимаете!.. Там мрамор добывали ещё для великих античных статуй! Каррарский мрамор – это миф! И вот там в этих деревнях, которым по три тысячи лет, живут люди – и из поколения в поколение добывают мрамор. Они туда подымаются каждое утро и там проводят жизнь.

Кадр из фильма Андрея Кончаловского «Грех»

Туда никого не пустят добывать мрамор, туда не может приехать человек с улицы! Это очень плотный такой класс людей, и только если кто-то женится или выходит замуж, то там появляется новый человек, который тоже должен заниматься тем же самым – добывать мрамор! Они ходят по этим отвесным скалам так, как будто там можно жить, они висят над пропастями!.. Мне было страшно каждое утро ехать туда: слева – пропасть, справа – стена!..

Я когда стал на этих людей смотреть, то думаю: ну какая массовка там? Ну нет такой массовки! Нельзя туда никого привезти, как предлагал кастинг-директор, просто потому, что они там не смогут по этим горам ходить… Естественно, эти люди – уникальные. И поскольку у меня большой опыт и увлечение работать с неактёрами, то я там всех и нашёл – из девятисот мы выбрали пятьдесят уникальных людей. Они уникальны не потому, что они хорошие артисты, они все обычные. Но появилась палитра из этих лиц, которые не могут лгать, я бы так сказал. Вот эти лица – они дают ощущение правды. Хотя мы думаем, что артист даёт ощущение правды, да нет – лицо!

Кадр из фильма Андрея Кончаловского «Грех»

И вот можно сказать, что каррарцы – это один из героев, все вместе. Второй герой – это мрамор. Кусок мрамора. И есть герой, которого мы называем главным, - это Микеланджело. Вот эти три героя определили в результате то, из чего стал получаться фильм. Я бы не мог это сделать в сценарии, но когда я их увидел – это стало невозможно оторвать: их нужно было снимать, импровизировать вместе с ними тексты, которые не были написаны. Да и написать их нельзя, нельзя придумать: жизнь богаче любого воображения.

Это традиция, которую так великолепно нащупал великий итальянский кинематограф, неореализм, снимая людей с улицы. Ощущение вот этой простоты: «Рим – открытый город», «Похитители велосипедов»!.. Я пытался повторить это уже в «Асе Клячиной»… В кинематографе это великая возможность: снимать людей за то, что их лица источают правду.

Режиссёр Андрей Кончаловский и продюсер Эльда Ферри на московской пресс-конференции по фильму «Грех» © Михаил Терещенко/ТАСС

Когда сценарий писался, он назывался «Сны мрамора». Потому что Микеланджело в своём четверостишье написал, что хотел бы спать, лучше быть камнем, просто камнем… Потом возникло название «Грех». Потом, когда возник этот камень огромный и когда Микеланджело сказал, что это монстр, возникло название «Монстр». Но Эльда Ферри – замечательный продюсер, которой я очень благодарен за то, что она совместно с российским кинематографом взялась за создание этого фильма, – тут говорит: «Андрей, несколько лет назад я уже сняла фильм, который назывался «Монстр». Не стоит и этот фильм так называть, потому что все будут думать, что это какой-то хоррор». Я подумал: действительно. Поэтому вернулся обратно к названию «Грех».

Актёр Альберто Тестоне, исполнитель главной роли в фильме «Грех», и режиссёр Андрей Кончаловский на московской пресс-конференции © Михаил Терещенко/ТАСС

В чём грех героя?

Что бы вы ни подумали, я вам скажу: «Вы правы». Я не могу по-другому отвечать, потому что вот вы как зритель посмотрели картину, вышли и озадачились: «А в чём же грех?» – вот уже и хорошо. Потому что если надо отвечать на этот вопрос, это значит, я должен выступать перед каждым сеансом или после, чтоб рассказывать, что я имел в виду. Поэтому что бы зритель ни подумал, мы уже обречены говорить: «Вы правы»… Я сам думаю иногда: «А в чём же там грех?» – и по-разному иногда сам себе отвечаю.

Почему понятие греха всегда актуально?

Я не отвечаю на этот вопрос, мне трудно ответить. Вы знаете, мало что изменилось, на мой взгляд, и вряд ли должно измениться. Человеческим поведением движет страх – смерти, страх голода, страх холода и страх унижения. Мы испытываем этот страх ежедневно по разным поводам. Страшно, что у нас что-то отнимут, или страшно, что нам чего-то не дадут, чего мы ждём. Это нормально, это естественно, потому что этот страх и гарантирует выживание человека или даже любого существа органического, которое движется.

Этот страх жив ещё и потому, что существует в мире алчность. И эта алчность – она пока непобедима, и в любом обществе она существует.

Режиссёр Андрей Кончаловский на московской пресс-конференции по фильму «Грех» © Михаил Терещенко/ТАСС

Какие источники использовались в работе?

Ну, книжек много по Микеланджело. Вы знаете, чем больше книжек, тем сложнее писать сценарий. Потому что все факты жизни Микеланджело очень хорошо известны, задокументированы: его письма домой, его переписка с сильными мира сего, с банкирами, с семьёй… Когда мы писали сценарий о Рублёве, там было проще, потому что фактов о Рублёве очень мало, там можно было фантазировать. Здесь фантазировать было гораздо сложнее, потому что всё известно. Поэтому было сложнее отливать, конкретизировать период, в котором можно было бы выразить проблемы, драматургию движения его характера.

Книг много замечательных, очень интересных. Вам советую почитать две книги, три. Одна называется «Потолок Микеланджело» – это о Сикстинской капелле. Вторая книга замечательная – о Микеланджело в Карраре, где он провёл шесть лет, а потом строил дорогу и разрабатывал нетронутые карьеры над Пьетрасантой. Его заставили делать это там, хотя он привык работать в Карраре, а ему сказали: работай там, потому что там нам дешевле. Собственно, Медичи его заставили туда переехать.

И третья книга тоже очень хорошая (то есть много книг замечательных, ещё Вазари о Микеланджело писал) – книга английского учёного, которая называется «Богатство Микеланджело»: там написано, как он зарабатывал и на что тратил. Подробно представлены все счета, тогда уже вся бухгалтерия была налажена очень хорошо: дебет, кредит, где в какой банк отправил деньги… Вот эти три книги определили во многом вот такую материальную творческую биографию.

Режиссёр Андрей Кончаловский подписывает книгу, посвящённую съёмкам кинофильма «Грех» © Максим Марков

Но важно, в общем-то, другое. Я обнаружил, уже практически кончив сценарий, что Микеланджело вообще никогда не делает скульптур: не стучит резцом, не бьёт по камню – так, что из-под его резца выходит нечто гениальное. Я сначала думал: «Как же так получается?..» – а потом понял: то же самое было в «Рублёве», он ни разу не пишет ничего у нас. Просто потому, что когда показывают изображения художника, который пишет картины в мучениях, или делает скульптуры в мучениях, или пишет музыку в мучениях, – это такое упрощение процесса, при котором зрителю как бы рассказывается заранее, что это – гениально. Вот Чайковский пишет музыку – и заранее ясно, что это гениально, потому что зачем иначе писать музыку, если она бездарна?..

Поэтому, наверное, дело не в этом. Дело в том, что всё, что вокруг, важнее показать для того, чтобы у зрителя были впечатления, что породило его творчество. Вот что породило творчество Микеланджело? Эпоха, естественно, ну а как же. Люди, которых он встречал. То, что он видел вокруг себя, когда писал, что «вокруг позор и унижения». Вот это и было самое интересное, наверное. Это и было то, что питало его, когда он делал своё искусство.

Можно делать в таком же духе и про любого художника, вообще про любого человека – что формирует его точку зрения? То, что вокруг него те люди, которых он видит.

Режиссёр Андрей Кончаловский и актёр Альберто Тестоне на московской премьере фильма «Грех» © Disney

Будет ли продолжение?

Это вообще приятный вопрос – в том смысле, что очень сложно сделать фильм или поставить спектакль, чтобы зритель хотел, чтобы было продолжение. Очень часто смотришь на какое-нибудь произведение и думаешь: «Ну, понятно всё, пора уже пиво пить». И вот эта нетерпеливость – конец ясен – губительна для произведения искусства. Поэтому я очень стараюсь сделать так, чтобы зрителю хотелось, чтобы было продолжение, – а уже всё кончилось. Это такой процесс отбора, в любом произведении искусства – отбор, отбор, отбор! Чтобы хотелось, чтоб продолжалось. Но я не думаю, что продолжение будет, – и поэтому смотрите второй раз.

Режиссёр Андрей Кончаловский на московской пресс-конференции по фильму «Грех» © Михаил Терещенко/ТАСС

Я так думаю: зачем этот фильм вообще?.. Вы знаете, сейчас такое время, что у многих молодых людей слово «Моцарт» ассоциируется с шоколадными конфетами венскими. А если Микеланджело – значит, одеколон «Давид»… И мне просто хотелось бы, чтобы люди полюбили этого человека, каким я себе его представлял, даже не зная его скульптур (хотя большинство из нас как-то их всё же представляет). «О, я знаю этого человека, я его люблю, я похож на него – или он похож на меня». А потом, может, зритель придёт в музей – и скажет: «О, «Давид»! Кто это сделал? А, Микеланджело, как же, классный мужик!..» Вот эта цель – цель сделать его близким человеком, несмотря на… Вернее, благодаря – благодаря его слабостям, а не «несмотря».


Читайте также:

Мастер-класс Микеле Плачидо

Мастер-класс Кристофера Воглера: «Что происходит с героем – происходит и с вами»

«Мы берём только ту работу, от которой сами прёмся»: мастер-класс Меркуловой и Чупова

Надав Лапид, автор «Синонимов»: «В определённом смысле это фильм о супергерое»

Мастер-класс Тома Бальме: документальное кино и его секреты

Мастер-класс Люка Дарденна

Мастер-класс Нанни Моретти: часть 1

Режиссерская версия: Роман Балаян (часть 1)

Режиссерская версия: Александр Митта (часть первая)

«Левиафан». Разбор по косточкам. Глава 16: Чеховское ружьё

«Левиафан». Разбор по косточкам. Глава 17: Почему «Нива»?

«Левиафан». Разбор по косточкам. Глава 18: Дежурная часть

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!

Комментарии

Правила хорошего комментатора

Нужно: Главное слово хорошего комментатора — «аргументация». Filmz.ru — авторский ресурс, и согласиться с мнением НК-редакции можно коротким «да», но спорить нужно, объясняя, почему так, а не этак. Не бойтесь дебатов — в споре рождается истина.

Нельзя: Остальные условия легко выполнимы: не используйте мат (в том числе з*пиканный звездочками) и экспрессивные выражения, не переходите на личности и темы, не касающиеся кинематографа, не злоупотребляйте односложными репликами («фильм — супер!») и избегайте спойлеров (раскрытия ключевых сюжетных поворотов фильма). Запрещено использование CAPS LOCK и trasliteracii. Комментарий должен быть самодостаточным и не должен требовать от пользователя перехода на другой сайт для ознакомления с мнением автора в его личном дневнике. Для личной переписки используйте личные сообщения в кабинете пользователя (меню в верхнем правом углу сайта).

За что? Ваш комментарий будет удален, если вы безграмотны, пишете не по-русски, вечно высказываете недовольство всем и вся или используете падонкафский сленг. Для ответа на комментарий нужно нажать кнопку «ответить» под заинтересовавшей вас репликой, а чтобы начать новую ветку обсуждений нажимайте «добавить комментарий». Все новые НК-читатели проходят премодерацию комментариев, которая снимается после 20-30 адекватных реплик. Публикация ссылок на скачивание фильмов карается пожизненным баном без права реабилитации.

по просмотрам
Ирландец
Трейлер
Охотники за привидениями: Наследники
Дублированный трейлер №2
В тихом омуте
Дублированный трейлер
Хранители
Дублированный тизер
* просмотры за прошедшую неделю / № п/п | название видеоролика
по комментариям
* за прошедший месяц / № п/п | название фильма | кол-во комментариев
по просмотрам
Баз Лурманн экранизирует Булгакова
Австралийский режиссер Баз Лурманн займется экранизацией мистического романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».
Хранители бьют рекорды
Сериал «Хранители» стал самым популярным шоу от «HBO».
«Фаворитка» заканчивает собирать награды
На 32 церемонии вручения премии Европейской киноакадемии главный приз забрала лента Йоргоса Лантимоса «Фаворитка».
Бумажные комиксы. Декабрьский анонс
Три больших графических романа, три манги, два сингла и важная книга Гранта Моррисона о комиксах как о большом жанре.
ТОП «Соловья»
Составлен ТОП фильмов, которые дольше всех Москва смотрела в киноцентре «Соловей».
по комментариям
Актуально о порно
Многосерийная трагикомедия о порноиндустрии от Романа Прыгунова специально для онлайн-сервиса «more.tv».
3
Рецензия на фильм «Ford против Ferrari»
«Ford против Ferrari» — кино про большие амбиции и дружбу двух великих умов, способных вне зависимости от препятствий сделать невероятное.
1
«Звездный путь»: три новых фильма
Четвертому фильму «Звездного пути» нашли режиссера и сообщили о новых картинах франшизы.
1
Интервью с продюсером «Холодного сердца»: кроссовера и игрового ремейка не будет
Когда нам ждать игрового ремейка? В чём главная привлекательность Олафа? Сказалось ли на сюжете сиквела #MeToo?..
1
Трейлер Бонда к нам приходит
В сети появился тизер первого трейлера двадцать пятого фильма Бондианы «Не время умирать».
1
* за прошедший месяц
© COPYRIGHT 2000-2019 Настоящее кино | Обратная связь | Размещение рекламы
Издается с 13/03/2000 :: Перепечатка материалов без уведомления и разрешения редакции возможна только при активной гиперссылке на www.Filmz.ru и сохранении авторства | Главный редактор on-line журнала Настоящее КИНО Александр Голубчиков, шеф-редактор Максим Марков. Программирование Вячеслав Скопюк, Дмитрий Александров, Андрей Волков, Юрий Римский, Александр Десятник | Хостинг предоставлен провайдером Qwarta.ru
Журнал "про Настоящее кино" зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № 77-18412 от 27 сентября 2004 года.

Мнения авторов, высказываемые ими в личных блогах, могут не совпадать с мнением редакции.
Партнер Рамблера | статистика mail.ru | Rambler Top100 | LiveInternet

filmz.ru в социальных сетях

Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×