filmz

Лицо без маски, или Другие роли Гоши Куценко

filmz

20 мая Гоше Куценко исполняется 45 лет. «Настоящее кино» не могло пройти мимо этой даты — но решило вспомнить при этом не самые очевидные работы знаменитого артиста, а те (редкие) его появления на экране, когда он не был похож на майора Коренева из прославившего его «Антикиллера».

Гоша Куценко так много и так неразборчиво снимается, что вопрос «Почему не бывает русских фильмов без Гоши Куценко», поставленный некогда одним центральным изданием, пять лет назад казался совсем не смешным, а был, напротив, в какой-то мере даже трагичным. И потому особо удивляешься, когда его приглашают на значимые роли режиссеры, которых принято называть у нас «авторами», — то есть те, кто снимают не маспродукт-ширпотреб, а что-то штучное, более значимое. Хотя на самом деле — чему тут удивляться: Куценко — хороший актер, просто большинство фильмодеятелей видят в нем только одну маску, даже не догадываясь, что у него в запасе таковых — с десяток. Трудно сейчас судить, что из его творческого наследия останется в веках, а что сгинет бесследно, — как-никак, в полном своем виде фильмография Куценко занимает несколько десятков строчек. Но все-таки есть в судьбе сегодняшнего юбиляра несколько проектов, у которых точно имеются определенные шансы.

«Мама, не горюй» (1997)

Без этой ленты никак не обойтись — потому что именно ей мы обязаны тому «классическому» Куценко, которого в последние полтора десятилетия имеем. До «Мамы» он уже сыграл в кино ролей десять — но маленьких и даже мелких. А здесь талант, так сказать, явил себя в полной мере, в максимальном — на тот момент — своем выражении. Куценко сыграл типового героя «лихих 90-х», но сыграл его — справедливость требует это отметить — совсем нетипично. С какой-то непонятной меланхолией в глазах. С каким-то таким привкусом, как ни странно, интеллигентного человека. Возможно, и даже скорее всего, свою значительную роль тут сыграли замысловатые диалоги Константина Мурзенко, который с их помощью тут же выбился на передовую отечественного искусства (где, впрочем, пробыл не так уж и долго). Некоторые и по сию пору называют этот сценарий Мурзенко и режиссера Максима Пежемского лучшим из того, что было написано в России с момента развала СССР — мнение спорное, но, по крайней мере, имеющее под собой определенную почву. Напомним, что это было время повальной тарантиномании, давшей в нашей стране — видимо, в силу прямолинейно истолкованной бандитской специфики — свои особенные, причудливые всходы. И то, что прочие отпрыски той моды пылятся теперь на всеядных полках Госфильмофонда, а про комедию «Мама, не горюй» вспоминают довольно-таки часто, — наглядно свидетельствует, что картина не просто зацепила, а попала непосредственно в яблочко. Все были при делах, всё было на месте — и Куценко «вписался» отлично. Сыграл — как жил, а потом со смехом вспоминал, как после премьеры к нему подошли двое и вежливо поинтересовались: мол, а вы актер или так естественно существовали?

Рассказ о фильме был бы неполон без упоминания о непонятно с какой стати вдруг появившемся спустя восемь лет нелепом продолжении — без которого легко можно было бы обойтись, если бы не непотребное желание ряда лиц срубить лишнего бабла. А еще следует два слова сказать о единственной на данный момент режиссерской работе кинодраматурга Мурзенко — «Апрель» (2002), в которой Куценко, в принципе, сыграл того же самого Артура. Любопытный был фильм, не без претензий — и пусть следа своего в отечественной истории он, считай, не оставил, кое-кто упорно привешивает ему статус «культового». Это, конечно, не так — но не потому, что внутри что-то плохо, а просто исторически, увы, не сложилось.

«Марс» (2004)

Полнометражный дебют превосходного режиссера Анны Меликян («Русалка» которой будет позже выдвинута от России на премию «Оскар»), в котором у Куценко — не просто главная роль, а роль большая, драматическая, можно даже сказать, что серьезная. И хотя и здесь он играет мужчину «сильного» — боксера, но играет его «слабым» — не на ринге, не во время подготовки к очередному бою, а в момент духовного и жизненного кризиса, утраты веры в собственные силы. Желая убежать от себя, персонаж Куценко просто садится на поезд, который уносит его в неизвестном направлении. Сойдя на станции «Маркс» (буква «к» на вывеске потерялась), он оказывается как будто бы на другой планете — где люди живут совершенно не так, как в столице, где по-другому чувствуют и даже, кажется, по-другому дышат. Он, конечно, в итоге все равно вернется назад, обратно — но все-таки будет, о чем ему потом подумать и что вспомнить.

Нельзя сказать, что картина получилась у автора идеальной. В ней много придумок (что вообще является отличительной чертой режиссерского почерка Меликян), но немало и неровностей, шероховатостей — что, в принципе, вполне простительно для дебюта. Однако то, что фильм совершенно очевидно вышел «нестандартным», помешало ему по-настоящему пробиться к народу — и несмотря на звездный статус Гоши Куценко, видели «Марс» наверняка немногие.

«Garpastum» (2005)

Для 28-летнего Алексея Германа-младшего это была всего лишь вторая большая картина — но каждый кадр ее говорит об одном: это снимает большой Мастер. Историю о том, как парнишки играют в футбол, а где-то там, за холмами, начинается тем временем Первая мировая война, Герман снял с завидным размахом: тут тебе и достоверно воссозданная эпоха, и правильно одетая массовка, и самолет столетней давности имеется. Но главное — в фильме есть уникальная атмосфера, нерв, то, что превращает зафиксированное на пленку действие в подлинное Искусство. Великолепное, одним словом, кинематографическое произведение, абсолютно «правильное» с точки зрения режиссуры, с тонкими актерскими рисунками, с изумительной операторской работой (Олег Лукичев, кстати, и «Марс» тоже снимал).

Гоша Куценко и Чулпан Хаматова

И конечно, появление здесь актера Куценко, к тому времени не просто уже разменявшего второго «Антикиллера», но и перешедшего в разряд самых снимаемых в России актеров, вызвало далеко неоднозначную реакцию. И ладно бы он просто кого-то там сыграл — так нет! Герман доверил ему… Александра Блока, гения Серебряного века! «Как так?!! — восклицали одни. — Куценко — и Блок! Это же просто издевательство!» Другие просто посмеивались, сочтя подобное забавненькой шуткой. Третьи кивали на то, что фильму просто необходима была медийная «звезда» (в довесок к Чулпан Хаматовой, которая тоже играет здесь важную, но не главную роль) — и Куценко, что называется, «выручил». А между тем, Блок в его исполнении оказался очень нежным и даже ранимым. И если отойти от всей этой суеты, забыть вообще всё, что мы знаем о Куценко, и посмотреть на него здесь незамутненными глянцевой мишурой глазами… Выйдет, как ни странно, что мы потеряли очень, очень приличного актера, который достойно мог бы играть самую серьезную классику — только ему предложить ее никто почему-то не догадался.

«Упражнения в прекрасном» (2011)

Творческий союз Гоши Куценко с режиссером Виктором Шамировым длится уже несколько лет — и, наконец, увенчался картиной, которой можно симпатизировать открыто (симпатия, допустим, к их «Дикарям» вызывает все-таки определенное недоумение). Глубокомысленные критики, понятное дело, все равно кривятся и плюются, но киноманы попроще (к каковым себя относит и автор этих строк) нашли в картине массу заслуживающих уважения плюсов. Хорошая она — по-зрительски, по-народному, по-простому хорошая. Это легкое, разговорное, необременительное, но уважительно сделанное кино, которого широким массам сегодня катастрофически не хватает. И за которое, в принципе, ни перед кем совершенно не стыдно: ни участникам съемочной группы — перед зрителем, ни зрителю — перед ними (а такое, согласитесь, через раз у нас бывает — когда сидящим в зале совестно и неловко перед самим белым экраном). И прекрасно то, что Шамиров с товарищами подарили стране вроде бы и не самую умную, но в то же время и не самую глупую, не самую блестящую, но и не самую бездарную картину. Не о ментах, не о бандитах, не о бомжах и не об олигархах, а как бы о самих себе, о своих коллегах, об актерской братии в целом. Картину, в которой от печали до радости — всего полшажочка, а от улыбки до слезы — и того меньше. Картину, которая одним своим названием (из Гете — о чем заботливо подсказывает эпиграф) напоминает нам, что упражнения в прекрасном — дело благое и всячески нужное. И не следует его забывать, а следует усиленно продолжать упражняться.

Виктор Шамиров и Гоша Куценко

Куценко здесь, что называется, купается в роли — подобно игривому дельфину, что плещется в волнах на радость себе и людям в удовольствие. Обширнейший материал — главки из сценической жизни — позволяет ему продемонстрировать всю палитру своих лицедейских дарований, причем не паясничая, а действительно, похоже, самозабвенно играя. И то, что на «Кинотавре» приз за Лучшую мужскую роль получил его партнер по картине Константин Юшкевич, очевидным образом не совсем справедливо. Награду в данном случае заслужил весь актерский ансамбль — и Гоша Куценко в том числе; пока же судьба обделила актера серьезными наградами.

«Упражнения в прекрасном» содержат в себе один уж совсем замечательный (в особенности для нас, для журналистов) эпизод. Словно бы специально для того, чтобы оградить свою картину от дурной критики, ее создатели придумали и воплотили устами героя Гоши Куценко многозначительный монолог, в котором тот популярно объясняет, что следовало бы сделать с автором излишне строгой рецензии. А именно — посмотреть ему в глаза и сказать укоризненно: «Как тебе не стыдно!..» И в связи с этим от всей души хочется пожелать актеру: поменьше бы таких неловких ситуаций! Ведь избранные места его фильмографии показывают: Куценко может быть очень интересным артистом и в принципе способен украсить собою картину не только в коммерческом, а еще и в самом положительном значении этого слова. Дело за малым — выбирать по-настоящему достойные проекты.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!


Все новости