filmz
filmz

НК интервью с Дэнни Бойлом и Киллианом Мерфи

Прибывшие в Москву в рамках пресс-тура «Пекла», Киллиан Мерфи и Дэнни Бойл оказались крайне приветливыми и разговорчивыми парнями. Что особенно приятно, словоохотливость не оставила их до последнего раунда пресс-брифингов – а это ни много, ни мало четыре часа беспрерывного чесания языком в ответ на одинаковые вопросы. На наши плечи, естественно, легла самая сложная миссия – во-первых, не повториться, оставив идиотию «Как вам Москва?» и «Что вы видели из русских фильмов?» на совести коллег, готовящихся к интервью по пресс-релизу, а во-вторых, задать такие вопросы, чтобы именно они стали финальным впечатлением от общения с российской прессой.

Без лишней скромности, и то, и другое нам прекрасно удалось. Презрительно отбросив шелуху о вере в Бога и творческих планах (по крайней мере, в лоб, как это обычно бывает), мы сумели развеселить Киллиана и заслужить одобрительные эмоции Бойла, что особенно ценно. Для тех, кто не в курсе о природе пресс-брифингов, поясним – это пятнадцати-двадцатиминутная (тут уж как повезет) сессия вопросов-ответов от группы журналистов, состоящей примерно из пяти человек. Иными словами, времени в обрез, так что щелкать клювом и дартаньянничать, пропуская вперед каждого, нет никакой возможности. В конце концов, наши читатели нам дороже любой теле- и радиоаудитории.

Первым на перо вывели Киллиана – щуплого невысокого парня с прозрачными глазами. Пока угодившие с нами в группу телевизионщики настраивали аппаратуру, мы начали пресс-обстрел. Оговоримся, что вопросы коллег цитироваться не будут: они не слишком интересны в срезе сайта, да и сам Мерфи, как персона, не такой уж и сильный инфоповод. Интересовало нас только два момента.

Денис Данилов: Помимо своей кинокарьеры, вы известны бурной театральной деятельностью. Какая сторона лицедейства импонирует вам сильнее – сцена, где каждое новое выступление индивидуально, или кинематограф, навеки запечатлевающий допущенные ошибки?
Киллиан Мерфи: Я не отдаю предпочтение чему-то одному, ведь для настоящего актеры важны и подмостки, и экран. Например, недавно я эксклюзивно работал на театр New Ambassadors, где только что закончился показ пьесы «Love Song». Мне кажется, что актеру необходимо комбинировать оба вида игры, потому что каждая из них дает что-то свое и тем самым позволяет выкладываться в новом амплуа. Театр помогает кино, а кино помогает театру.

ДД: А каково это, быть парнем, приходящим домой и на вопрос жены: «Милый, как дела на работе?» отвечать: «Дорогая, сегодня я избивал Бэтмена!»?
КМ: Честно говоря, жена мне таких вопросов не задавала! Но сниматься было очень весело – в детстве я зачитывался комиксами, а об уровне режиссуры Кристофера Нолана и говорить не приходится, он гений. Кстати, я пробовался и на роль Бэтмена: проходил пробы на зеленом экране. Но, конечно, я прекрасно понимаю, что лучше Кристиана Бэйла в этот образ не попадал никто.

Засим наш интерес к Мерфи угас, и мы стали отсчитывать минуты до встречи с Дэнни Бойлом. Если лет десять назад вас зацепила волна клубного движения и под «Choose Life» прошел не один месяц жизни, то вы можете вообразить себе тот трепет, с которым мы входили в комнату с поджидавшим нас лучшим из британских режиссеров! Бойл предстал перед нами высоким, энергичным и невероятно улыбчивым. Причем реагировал на наши выкладки он исключительно позитивно, а когда узнал, что мы в курсе и его грядущих проектов, вопросов об автографах и фотографиях на память уже не стояло.

Денис Данилов: Вы часто упоминаете в интервью, что любите научную фантастику, но когда у вас был шанс снять «Чужого: Воскрешение», вы им не воспользовались. И в то же время атмосферой «Пекло» очень напоминает первый фильм цикла. Так чем же вызван ваш отказ – нежеланием становиться режиссером сиквелов или протестом против голливудской системы?
Дэнни Бойл: Ммм, для меня существует три фантастических мастерписа – «2001: Космическая одиссея», «Солярис» Тарковского и «Чужой». Можете представить мои чувства, когда мне предложили снять четвертую часть истории по великолепному сценарию о клонировании? Но я был молод и совершенно ничего не знал о технологии спецэффектов, к тому же это была большая франшиза. Мне просто стало страшно, что я буду раздавлен жерновами студии. Но вы совершенно правильно заметили сходство – «Пекло» снято именно так, как я стал бы снимать «Чужого 4».

Наш следующий заготовленный вопрос был о многогранном таланте постановщика, не сдерживающего себя рамками какого-то одного жанра – чего же ждать от него в будущем, хотели поинтересоваться мы, – пеплум, мюзикл или эротический триллер? К несчастью, этот же вопрос был озвучен безымянным коллегой (естественно без ироничной концовки), и мы во второй раз после собственной новостной ленты услышали синопсис «Миллионера из трущоб». Едва нам вновь удалось взять контроль над ситуацией, мы поинтересовались:

ДД: Многие из ведущих голливудских фильммейкеров отказываются от пленки в пользу цифровых камер. Кажется ли вам это резонным, равно как и планы мейджоров перейти к 2009 году в трехмерный формат блокбастеров?
ДБ: Тоже ждете «Аватар»? Это должен быть невероятный фильм. А что я думаю? Ну, хотя и я, и вы смотрите на режиссеров, публике безразлично, кто снимает фильм. Им все равно, как ты делаешь картину, им все равно, какие технологии при этом использованы – они видят актеров, и актеры доносят до них историю. Если она получится еще зрелищнее, это здорово.

На этом самом моменте в скоропостижном брифинге была поставлена точка, но, пользуясь расположением режиссера, мы сумели задать еще один вопрос.

ДД: Ходят слухи, что вы не просто готовите триквел «28 месяцев спустя», но и подумываете его лично режиссировать. Это правда?
ДБ: А вы и об этом знаете?!
ДД: Не только. Действие, насколько я в курсе, должно разворачиваться во Франции…
ДБ: Я восхищен! В действительности о проекте говорить еще рановато – мы ждем результатов второго фильма («28 недель спустя»). Если бокс-офис будет удовлетворительным, то все возможно.


Все новости