filmz

Азирис Нуна

«Спокойной ночи и удачи»

Гигантомания у нас в крови еще со времен советского прошлого. Если мы строим поезда, то обязательно самые поездатые, если микросхемы – то самые большие в мире, если снимаем фантастику, то самую спецэффектную. Не важно, что соответствующая индустрия находится пока в зародышевом состоянии, это как понравившаяся ребенку игрушка: увидев ее один раз, он будет кричать хочу-хочу-хочу до тех пор, пока не получит желаемое. Но при этом авторы как то не учитывают, что одного имени Сергея Лукьяненко на афише недостаточно для лояльного отношения к ленте, где половина виртуальных интерьеров вызывает крики ужаса в зале, а компьютерная пиротехника наводит на мысли о китайских петардах.

Дебютант Олег Компасов сломя голову бросился в омут масштабного проекта, совершив сто процентов ошибок из максимума возможных. Практически не имея опыта за плечами (вряд ли кто назовет сериал «Медовый месяц» и разработку титров для «Русского» хорошим творческим багажом), он взялся за гуж сложнейшей постановки: мало того, что адаптируемая повесть бешеным темпом носится из космоса в древний Египет и обратно, так вдобавок целевая аудитория ее – дети. А снять качественное детское кино под силу только тому, кто и сам в душе остался ребенком, что к Компасову никак не относится. Его работа выглядит скорее старательным ремесленничеством, подражанием голливудской всевозрастной универсальности, где грубовато расставленные акценты в этом месте дети должны засмеяться и вот тут мы сделаем смешно скучающим родителям прорывают целостность рассказа.

Вообще складывается впечатление, что перед нами не кинокартина, а невероятно растянутый до полуторачасового хронометража пятиминутный выпуск «Ералаша». Режиссер не тратит время на знакомство с героями, просто ставя зрителя перед фактом: этот мальчик любит таскать всякую всячину в карманах штанов, а этот персонаж только кажется злодеем – причины и следствия остаются где-то за бортом повествования и ни разу не прозвучат с экрана. Сценарий «Азирис» – даже куда большее зло, чем визуальные эффекты. Написанный экс-карикатуристом «Комсомольской правды» Рамилем Фарзутдиновым в соавторстве с тем же Олегом Компасовым, он поражает своей сыростью и незавершенностью. Большая часть сюжетных линий обрывается ни на чем, оставляя зрителя с миллионом вопросов: почему путешествия во времени запрещены? Почему братьев решено изолировать? Почему цивилизация фараонов решает им помочь? Наконец, почему при возвращении на Землю, Шидла ставит на временную паузу всю планету, но не героев, только отправляющихся из окна спальни в свое фантастическое путешествие?

Поток бесконечных почему и зачем не иссякнет даже с финальными титрами: нескладывающаяся воедино мозаика будет требовать не имеющихся у Компасова ответов. Зачем сценаристы провели столь явные аллюзии с бессмертным «Назад в будущее», что даже рабочее название картины было созвучным: «Вернуться во время»? Зачем понадобилось делать топорные эффекты там, где технический уровень наших специалистов еще не поднялся выше требований телевизионной рекламы? Зачем режиссер решился испортить то немногое хорошее, что есть в фильме? Ведь чего скрывать, вступительные титры и первый план космического крейсера на околоземной орбите внушали благоговение и вызывали лестные сравнения со «Звездными вратами» и «Новой надеждой». Одним словом, в очередной раз срабатывает прописная истина капитана Врунгеля: как судно назовешь, так оно и поплывет. «Азирис Нуна» означает на древнеегипетском «Спокойной ночи», и этому словосочетанию не хватает самой малости – пожелания удачи, так необходимой дальнейшей карьере режиссера.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!


Все новости