Рецензия на фильм «Казнь», который имеет все шансы стать отечественным «Настоящим детективом»

filmz

Приглашение на «Казнь»: В цифровой прокат вышел дебют Ладо Кватании — мы посмотрели его и рассказываем, почему это лучшая лента в жанре отечественного триллера со времен «Метода».

1991 год, время на сломе эпох. Вечно хмурый следак Исса Давыдов (Нико Тавадзе) угрюмо отмечает повышение по службе до следователя по особо важным, когда неожиданный звонок меняет всё и запускает череду неумолимых трагических событий. На протяжении почти десяти лет шла напряженная работа по поиску серийного убийцы, подозреваемые были установлены и вынесен обвинительный приговор, но очередная чудом выжившая жертва ломает стройную систему, заставляя зрителя наблюдать за ретроспективным погружением сквозь годы к самому началу.

Дебют Ладо Кватании в полном метре с первых кадров задает столь высокую планку, добраться до которой удавалось, пожалуй, только Финчеру с его «Семь» — лента получилась еще мрачнее ривзовского «Бэтмана», а по напряженности превосходит «Необратимость» Гаспара Ноэ. На протяжении более двух часов нас ждет жуткая фантасмагория в семи актах, полная пороков, страстей и натурального безумия, обрамленная в сочную картинку поздне-советской готики.

Вообще, за щепетильность и особую любовь к историческим деталям картина уже заслуживает похвалу. В особенности хочется отметить операторскую работу: тусклый янтарный свет ламп изоляторов временного содержания, холодная синева леса, где находят останки жертв, изумрудная пустота министерских холлов — здесь каждый кадр и каждый план отдельное произведение искусства, как картина в жанре патологического натюрморта.

Удивительным образом Ладо Кватании удалось найти ту самую болезненную форму подачи и не скатиться при этом в балабановский мрак «Груза 200». Несмотря на собирательный образ маньяка — здесь и прямая отсылка к истории Чикатило, и линия душегуба прообразом которого был Сливко — основное зло в картине имеет некую метафизическую природу: тут и история деградации хорошего следователя, который под давлением начальства выколачивает признания из подозреваемых, чтобы поскорее закрыть дело (ведь начальству нужен не сам убийца, а обвиняемый); и трагедия опера, который преступает закон, не найдя справедливости у деградировавшей системы, перемалывающей своими жерновами таких идеалистов как он; и история мести, как закономерного ответа на системную несправедливость.

Актерский ансамбль подобран режиссером идеально: герой Нико Тавадзе получился именно таким, каким и должен быть наделенный почти безграничной властью «важняк», роковая красотка в исполнении Юлии Снегирь — само воплощение вожделения, а психопат Даниила Спиваковского пробирает своим образом до дрожи (это без преувеличения лучшая роль в карьере). Хотел того режиссер Кватания или нет, но у него получилась идеальная картина об обыденности зла, или как выразился один из героев фильма «вы ищете чудовище, а он — заурядный». Это заурядное зло питается человеческими страстями и системным безразличием - и такая мысль звучит как приговор, за которым неминуемо следует казнь.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!


Все новости