Рецензия на сериал «Ирма Веп»: съемки фильма как кухня условной домохозяйки, где постоянно говорят обо всем на свете, и все такое «мета-мета»

filmz

A24 и HBO выпустили ремейк французского фильма, в котором герои пытаются снять ремейк другого французского фильма. Признаемся, у Оливье Ассаяса спустя четверть века опять все получилось.

«Кино о кино», крик о закулисье киноиндустрии французской и вообще – такова была задумка «Ирмы Веп» 1996-го года. Она, конечно, не новая, и во многом делающая поклон творцу «новой волны» Франсуа Трюффо, у которого съемочные пертурбации прекрасно описывались в «Американской ночи». Времена изменились, сегодня принято чаще смеяться над собой, а коллег подчас открыто ненавидеть. И куда уж без нескончаемых подтекстов и карикатур, чем была полна «Ирма Веп», заканчивающаяся абсолютным сюрреализмом.

Сюжетная арка новинки повторяет таковую из оригинала. Иностранка в Париже, которая прибыла для съемок в фильме андерграудного режиссера, сталкивается с непрекращающейся чехардой, происходящей на площадке. Странности начинаются сразу же: иностранка почему-то играет француженку, в как будто феминистском высказывании фигурирует обязательный обтягивающий костюм, сцены устаревшего немого оригинала воспроизводятся покадрово, а сценарий неведом никому, включая сценаристов. Наполовину франкоязычный, наполовину на английском, с гуляниями по ночному городу и, конечно, той самой французской любовью всех гендеров. В 1996 году Оливье Ассаяс снял достойного наследника «новой волны», теперь сделал полностью авторский ремейк своего же фильма.

На смену Мэгги Чун пришла девушка из Швеции (а по сюжету — из США, но это совершенно неважно) Алисия Викандер, формат перерос в модный сегодня мини-сериал. Темы освежились: как не пообсуждать засилье сериалов, корейцев на «Оскаре», координаторов постельных сцен или особенности разговора со страховой компанией перед заключением контракта (они не должны знать, что режиссер принимает антидепрессанты). Вообще, количество затрагиваемых в процессе проблем «около кино» не поддается счету. Искренность высказываний и самоирония не оставляют сомнений, диалоги так и просятся быть бесконечно цитируемыми. Оставляет вопросы лишь хронометраж: восемь часов непрекращаемой болтовни с редкими перерывами на собственно съемки – блюдо для ценителей.

Серьезно, смотреть подобное тем, кто не считает себя кинолюбителем и не заинтересован в подноготной кино, будет иметь мало смысла: сам сюжетный стержень недостаточен для удержания внимания, неторопливость может оттолкнуть, а Ассаяс как будто занят не развлечением публики, а большим искусством. Но если диалоги вас хоть немного заинтересуют, то шоу стоит попробовать. Потому что даже если вы будете периодически позевывать, оторваться от этого мамблкора на грани сюрреализма все равно будет довольно сложно, и в конце акта всегда будет ждать награда.

Удивляет и то, как роль Алисии Викандер, где она просто изображает саму себя в этом хаосе, умудряется стать одной из лучших в карьере актрисы. У Ассаяса получилось опять сделать жемчужину: образцовый ремейк, который как будто и не ремейк, а размышление на тему невозможности повторения пройденного и устаревания концепций. Творение, которое больше похоже на развитие темы, продолжение «четверть века спустя», которое самим своим существованием доказывает, что невозможное возможно.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!


Все новости