Рецензия на сериал «Карамора» — шоу о вампирах и анархистах в сеттинге не менее кровожадной России начала XX века

filmz

На платформе Start состоялась премьера многострадального проекта Данилы Козловского «Карамора» про альтернативную Россию начала XX века. Мы посмотрели сериал и рассказываем, почему вампиры и анархисты — не та компания, что вам нужна.

Анархист по прозвищу Карамора (Данила Козловский) живет в альтернативной России где-то между двумя революциями. Там он вместе с единомышленниками ведет активную политическую деятельность: захватывает общественно значимые учреждения, по ночам навещает в маске богачей-кровопийц (тем снятся сны, что вместо нефти они торгуют людской кровью) и ведет пропаганду в доступной для народа форме, объясняя, чем одна идеология отличается от другой на примере женской груди. Как-то, во время очередного междусобойчика, на анархистскую ячейку Караморы нападет вампир из книжек Энн Райс (Филипп Янковский). Подельников Караморы натурально съедят, а возлюбленную (Дарья Балабанова) — обратят в клыкастое нечто.

Новый сериал от Данилы Козловского вещь, честно сказать, обескураживающая. У Никиты Кукушкина здесь золотые зубы и невыносимые ужимки, большой кинематографист Константин Мурзенко собирает бомбу из серебряных вилочек, лидер Shortparis Николай Комягин отыгрывает патлатого Маяковского, а Филипп Янковский в какой-то момент превращается в безглазую нежить, облизывающую чей-то позвоночник. И как только в очередной раз кого-то насадят головой на пожарное ведро — появляется Козловский и заводит песню про любовь-нелюбовь и кризис веры.

«Карамора» — тот случай, когда центральная фигура всего предприятия — а это Козловский и как режиссер, и как продюсер, и даже как исполнитель главной роли — не дает людям развлечься. Произведение также близкое к исторической правде, как культовый «Распутин, оргии при царском дворе», дает простор для самой извращенной фантазии. Еще и реальность альтернативная, крути-верти что угодно. Но Козловский идет другим путем. Не будет Хесуса Франко, будет телеканал «Домашний». Любовь на фоне революции, где одни стреляют, а другие трутся ножками.

Если что и радует, так это артисты постарше, экранного времени которых не хватило бы и на трейлер. Янковский очень смешно вампирствует и на ходу отращивает части тела. Андрей Смоляков носит выдающийся цилиндр, а Федор Лавров — запытывает людей на фоне порнографии начала века. В них есть фактура, которой так не хватает герою Козловского. Карамора не интересен, ему не сопереживаешь, его роль сводится до связующий функции тех занятных находок, что мы перечисляли выше. Он разговаривает шаблонами, он шаблонно действует. Еще один банальный герой. Еще одна история любви на фоне революции. Пусть и немного зубастая.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!


Все новости