filmz
filmz

Что посмотреть, пока ждешь второй сезон «Игры в кальмара»

Южно-корейский мегахит «Игра в кальмара» показал лучший старт в истории Netflix. За первый месяц шоу посмотрели рекордные 111 миллионов пользователей. Учитывая, что до выхода нового сезона нам всем ждать как минимум год (может, и дольше), мы решили вспомнить похожие фильмы и сериалы, за просмотром которых, надеемся, время пролетит незаметно.

«Алиса в Пограничье». Экранизация известной манги, по сюжету которой три подростка-балбеса, убегая от полицейских, прячутся в туалете токийской подземки и, переждав там какое-то время, обнаруживают, что на улицах все неожиданно куда-то пропали. Вместо оживленного Токио за окнами оказывается альтернативная реальность, выжить в которой можно только, если играешь по правилам. После успешного прохождения игры героям будут выдаваться визы на несколько дней. Проигравших ждёт смерть; вышедших из игры ждёт смерть; тех, кто отказывается продлевать визы, как вы уже, наверное, догадались, тоже ждёт мгновенная смерть от небесного лазера.

«Алиса в пограничье» вряд ли может похвастаться актуальным социально-политическим комментарием. С «Игрой в кальмара», впрочем, японский сериал роднит как минимум изобретательность смертельных паззлов — их тут много, участников игр умерщвляют шустро и зачастую довольно непредсказуемым способом.

«3%». Бразильский сериал про возможный мир будущего, очевидно, инспирированный не только антиутопиями Джорджа Оруэлла, но и новостными сводками. Общество в шоу разделено на две части: прогресс и достаток на Прибрежье, разруха и нищета в трущобах на Материке. Распределение народа происходит в результате строгого и кропотливого отбора под названием «Процесс». В двадцать лет каждому человеку дается шанс, избранные не возвращаются назад. Но их, как можно догадаться из названия, всего три процента..

«3%» со своей дерганной псевдодокументальной манерой съемки меньше всего походят поп-артовую «вырви глаз»-эстетику «Игры в кальмара», но по части критики современного капиталистического общества, возможно, даже превосходят своего южно-корейского собрата. Шоу по полочкам раскладывает глобальный дискурс о привилегиях и неравенстве, причем делает это максимально реалистично.

«Страшная воля богов». Главный герой Сюн Такахата тяготится своей заурядной жизнью, пока однажды в его классе не начинают происходить странные вещи. Школьникам являются загадочные игрушки во главе с куклой Дарумой — божеством, приносящим счастье. Незваные гости призывают ребят принять участие в играх, цена которым — жизнь. Они подбадривают сомневающихся, рисуя радужные перспективы, но в случае отказа от участия школьникам грозит немедленная смерть..

Кровавое трэш-шапито от неутомимого японского классика Такаси Миике начинается со знакомого зрителю «Игры в кальмара» испытания — «красный свет, зеленый свет». Во время самого обычного школьного урока в классе появляется говорящая кукла Дарума, которая, повернувшись к доске спиной, предлагает поиграть. На спине у куклы — кнопка, которую ученики должны попытаться нажать, чтобы выиграть. Если кукла развернётся и увидит, что кто-то движется, головы учеников, которые не успели замереть, взорвутся.

«Игра на выживание». 16 человек из разных регионов России приезжают в сибирскую тайгу на съёмки экстремального реалити-шоу «Выживший». В радиусе более ста километров нет ни одного населённого пункта, дорог, Интернета и сотовой связи. Разделившись на две команды, герои стремятся заполучить самый крупный денежный приз в истории российского телевидения — 1 миллион евро, который достанется только одному участнику. Одержит победу лишь тот, кто дойдёт до конца и «останется человеком». Внезапно на проекте начинают происходить загадочные события, исчезает съёмочная группа и стартует настоящая игра на выживание.

Туповатый, но занятный отечественный сериал про реалити-шоу, которое пошло не так. Создатели «Игры на выживание» особо не заморачиваются политикой, но умудряются, по крайней мере, создать убедительных героев, за непродолжительной жизнью которых довольно увлекательно наблюдать. В сюжете, например, фигурируют не только примелькавшиеся селебрити, играющие сами себя, но и неожиданный для отечественного проекта брутальный гей, за судьбу которого переживаешь не меньше, чем за хрупкую сахарную печеньку из «Игры в кальмара».

«Голодные игры». Пожалуй, самый громкий хит сегодняшнего топа, экранизация романа Сьюзанн Коллинз, входившего в список The New York Times Best Seller свыше 130 недель подряд. По сюжету деспотичное государство ежегодно устраивает показательные игры на выживание, за которыми в прямом эфире следит весь мир. Жребий участвовать в Играх выпадает юной Китнисс и тайно влюбленному в нее Питу. Герои знакомы с детства, но теперь должны стать врагами. По нерушимому закону Голодных игр победить может только один из 24 участников. Судьям не важно кто выиграет, главное — зрелище.

Для франшизы, ориентированной на девочек-подростков, «Голодные игры» на удивление скромны по части обязательной для жанра мелодрамы. Романтической составляющей сюжета создатели франшизы уделяют примерно столько же времени, сколько описаниям политического устройства выдуманного Панема с его диктаторским режимом, отсутствием свободного рынка, социальным неравенством и маячащим духом революции, что символизирует тут хрупкая, но отважная Китнисс Эвергрин. Подросшая аудитория «Голодных игр» вряд ли ходила штурмовать в позапрошлом году Капитолий, но, кажется, именно она сделала Александрию Окасио-Кортес членом Палаты представителей США от Нью-Йорка.

«Судная ночь». После очередного экономического краха американское правительство устанавливает полицейское государство. Используя 28-ю поправку американской конституции, власти создают такое явление, как «Судная ночь». Раз в год на протяжении одной ночи преступная деятельность, в том числе убийства, становится законной, а все службы безопасности и оказания медицинской помощи прекращают работу. Это событие, известное как «чистка», призвано служить в качестве катарсиса для американского народа, давая людям возможность «выпустить пар».

Антиутопический хай-концепт «Судной ночи» в первой части серии работает, откровенно говоря, так себе — в скромном низкобюджетном триллере создателям удается обрисовать лишь правила игры. Уже ко второй серии франшизы, впрочем, авторы становятся посмелее. Как и «Игра в кальмара», «Судная ночь» — прежде всего, политическое высказывание. Сиквелы и последующий сериал по мотивам констатируют глубинные проблемы американского социума: столкновения на почве расизма, одержимость жителей США оружием и учащающиеся вспышки массового насилия.

«Королевская битва». В результате экономического кризиса потеряло работу 15 % населения Японии — части тоталитарного государства Великая Восточная Азия. Учащиеся бойкотируют школы. В ответ правительство запускает «образовательный» проект «Королевская битва», в котором школьников заставляют участвовать под дулами автоматов. 42 школьника в течение 3 дней должны убивать друг друга, последний оставшийся в живых получает свободу. Если через 3 дня останется более одного участника, их ошейники взрываются.

Яркая экранизация одноимённого романа Таками Коусюн, против которой в свое время ополчились даже сами японцы: премьер-министр лично не рекомендовал «Королевскую Битву» к просмотру, а прокатчики поставили фильму ярлык» кино не для всех». На судьбу фильма это, разумеется, никак не повлияло. «Королевкая битва» в мгновение ока стала культурным феноменом, любимым фильмом Квентина Тарантино и образцом для подражания. Сюжет в «Битве», возможно, чуть попроще, чем в «Игре в кальмара», но ставки тут такие же высокие. Выжить — это полдела, остаться после кровавых испытаний человеком — задача не из простых.


Все новости
0.30843806266785