filmz
filmz

Новые сериалы: «Сцены из супружеской жизни»

С пылу с жару из Венецианского кинофестиваля на полку «Амедиатеки» спешит американский ремейк шедевра Ингмара Бергмана. Рассуждаем, стоит ли смотреть этот пятичасовой, очень тяжелый прото-мамблкор.

Сценарий оригинальных «Сцен из супружеской жизни» Ингмара Бергмана порой называют максимально деперсонифицированным. На бумаге почти что обезличенные персонажи обладали набором параметров, свойственным любой среднестатистической семье. Но на экране концептуальный скрипт превращался в настоящее художественное кино: герои приобретали индивидуальность, становились осязаемыми, воспринимались зрелыми и глубокими людьми. Адаптация Хагая Леви, признаем, весьма бережно относится к первоисточнику, глобально ничего не меняя, порой даже оставляя нетронутыми целые реплики. В сюжет добавлены лишь необходимые сегодня темы новой маскулинности и трансформации гендерных ролей. Сразу успокоим всех смущающихся: на общем впечатлении эта конъюнктурность никак не сказывается.

Каждый эпизод начинается с миниатюрного бекстейджа, где мы видим съемочную группу, защитные маски на лицах персонала, технику, декорации. Актеры выходят на сцену, и начинается натуральная часовая пытка, знакомая каждому, кто хоть раз конфликтовал со своим романтическим партнером. Музыка почти отсутствует, лишь бытовой шум и голоса актеров позваниваюют легким эхом. Шуток нет, веры в светлое будущее тоже, только зарисовки непрекращающихся ссор, выдернутых из разных периодов времени.

При всей скрупулезности относительно сценария киноязык Хагая Леви отличается от бергмановского. Драматургия в ремейке чуть чаще, чем хотелось бы выстраивается на натужных попытках эмоционального воздействия на зрителя. В грустные моменты за окном обязательно пойдет дождь. В ситуациях, когда страсти накалились до предела, у Джонатана начинается приступ астмы. Если среди разнообразных бурлящих эмоций на первый план выходит стыд, то в комнату непременно зайдет проснувшаяся дочка (в оригинале, напомним, детей в кадре вовсе не было). Леви при этом всеми силами пытается сохранить на экране сценарную отстраненность и обезличенность. Имея в распоряжении столь выдающихся актеров, он предлагает им максимально плоские образы, на которых приятно разве что смотреть, но не сопереживать.

Выносить эту пятичасовую пытку становится оправданным только в том случае, если зритель увлекается анализом своих собственных отношений и поиском ответов. Полиаморию, к которой рано или поздно приходят герои, очень сложно назвать таким универсальным ответом. Да и вообще, просмотр сериала – довольно сомнительный метод для решения семейных проблем. В отличие, например, от психотерапии, которая за те же пять часов способна дать гораздо больший результат, чем новое детище израильско-американского шоураннера.


Все новости