Интервью с Дмитрием Астраханом и Андреем Смоляковым о фильме «Судьба диверсанта»

Эксклюзив!
Интервью с Дмитрием Астраханом и Андреем Смоляковым о фильме «Судьба диверсанта»

Сегодня на большие экраны России в прокат выходит военная драма режиссера Дмитрия Астрахана «Судьба диверсанта». Мы пообщались с постановщиком картины, а также с исполнителем одной из главных ролей Андреем Смоляковым, и выяснили, как у создателей получилось не переступить тонкую грань, которая разделяет духоподъемное агит-кино и честную военную драму о людях, выживающих в самый жуткий период истории человечества.

В последние годы отечественные кинематографисты питают особый интерес к истории Великой отечественной войны. Дмитрий, расскажите, что в этой теме привлекает вас лично?

Дмитрий Астрахан: Великая отечественная война — это извечная тема. Естественно всегда будут сниматься фильмы, которые будут посвящаться подвигам нашего народа. И это нормально, что будет много картин на эту тему. Особенно, когда есть внятный конфликт, понятный враг, понятное зло, получается, что ясно, по поводу чего гореть, что ненавидеть, тут есть у всех эмоции по этому поводу. На тему войны мне долгое время не попадалась достойная история. У меня есть фильм о послевоенном времени — это драма «Из ада в ад», но он был больше о национальных отношениях. И когда я ознакомился со сценарием Павла Могилина, меня как-то сразу зацепила эта тема мнимых и подлинных героев, которая есть в этой истории. Мне она понравилась своим абсолютно беззаветным героизмом, и с другой стороны окутанной вокруг карьерно-меркантильной ситуацией, которая, к сожалению, возникала и в те времена. «Судьба диверсанта» — это фильм больше не о войне, а о людях. Мы же не снимаем боевые действия, мы снимаем о взаимоотношениях людей в этой жуткой страшной трагической ситуации. Все хотели выжить, и каждый это делал как мог, и как считал правильным. Этих людей тяжело осуждать за их поступки. В нашем фильме за каждым героем есть своя правда, которую хотелось показать и как-то осмыслить.

Режиссер Дмитрий Астрахан (справа) на съемочной площадке фильма «Судьба диверсанта»
Была ли вами проведена какая-то работа с архивами перед началом съемок?

Конечно. [Сценарист] Павел Могилин — большой специалист в этом смысле. Он белорусский автор, журналист, он очень хорошо знает этот вопрос. Павел много занимался документалистикой. Это была большая работа. Были наняты и дополнительные консультанты. Мы там все проверяли тщательно. К сожалению, в силу объема, мы не смогли в нашу историю внести все нюансы, которые бы хотелось.

Расскажите про главного героя. Это собирательный образ или в его основу легла судьба какого-то конкретного исторического персонажа?

Есть главный подвиг, который реальный — это взрыв станции Осиповичи, а вот дальше все, конечно, это собирательно-сочиненный образ автором Павлом Магилиным. Вместе с Магилиным над сценарием работал Олег Данилов — это сценарист всех моих картин. Олег был по сути креативным редактором Павла. И у них вместе получился такой вот чисто советский герой.

Главную роль сыграл молодой актёр Алексей Суренский. Расскажите, как проходил пробы на роль, почему выбор пал именно на Суренского, и как много у него было конкурентов на этапе кастинга?

Искался герой. С одной стороны это должен быть обычный красивый парень, с другой — хороший артист. Потом я должен был поверить, что он может так драться, может один победить несколько немцев, что он может воевать и совершать все эти подвиги. И, конечно же, хотелось найти неизвестное лицо, которое еще не примелькалось зрителю. Что-то новое открыть. Шли пробы. Я посмотрел, наверное, всех молодых артистов этого возраста. И когда появился Алексей, я сразу же понял, что я ему верю. Верю в эту искренность, в его открытость. В нем нет второго дна. В нем присутствует некая чистота, присущая тому времени, при этом современный. Это были очень долгие пробы по всем персонажам. Однако я считаю, что все актеры были подобраны очень удачно. Повезло нам и с Андреем Смоляковым, который идеально подошел на роль советского чиновника, а впоследствии, перешедшего на сторону врага. Правда, назвать его героя абсолютным мерзавцем, невозможно. Андрей играет довольно драматического персонажа, также со своей истиной. Поскольку, как я уже говорил, в те времена главной задачей каждого человека было выжить любой ценой.

Вопрос к Андрею. Вам часто приходится играть в кино отрицательных персонажей. Вы как-то готовились к этой роли или с опытом подобные герои даются легче?

Андрей Смоляков: Во время работы всегда нужно напрягаться, легко ничего не дается. Однако, если говорить об этом персонаже, и вообще о так называемых отрицательных, то у них чем интереснее и богаче их мотивация, скажем так детским языком, отрицательных поступков, тем это интереснее и легче для актера играть, поскольку понимаешь в каком направлении ты двигаешься, и тогда можно будет добавить своему герою дополнительных красок, чтобы придать ему больше объема.

Каких персонажей вам играть интереснее: отрицательных или положительных?

Иногда интереснее играть отрицательных персонажей, поскольку они требуют больше красок. Положительных героев режиссер и сценаристы, порой, окрашивают двумя красками, отчего, временами, играть их может быть скучно.

Что вас привлекло в «Судьбе диверсанта»? Почему вы согласились сниматься в этом фильме?

Два фактора: персонаж, которого я играю, и Дима Астрахан, с которым мы уже давно знакомы и много раз вместе работали, а тут, как говорится, он был еще и по другую сторону камеры, что было очень интересно.

Есть ли что-то, что вам больше всего запомнилось на съемках фильма «Судьба диверсанта»?

То, что я буду помнить и все время приводить в пример это то, что у нас как всегда в кино, особенно в последнее время часто случается на съемках сериалов: времени нет, артисту срочно надо уезжать — у него самолет, и вот за пятнадцать секунд нужно снять сцену. Так вот, сцена прощания моего героя с дочерью в вагоне была снята за те самые пятнадцать секунд, но получилась она — хорошо.

К слову о вагонах. Дмитрий, в фильме присутствует большое количество военной техники. Как вам удалось собрать столько техники или это муляжи?

Дмитрий Астрахан: В фильме присутствует, как реальная техника, так и муляжи. Что-то было создано с помощью компьютерной графики. Снималась картина в Беларуси совместно со студией «Беларусьфильм», обладающей этой военной базой, которую можно использовать для съемок.

Согласно информации в интернете, съемки картины начались аж в 2019 году, однако на большие экраны проект выходит только сейчас. С чем было связано такое продолжительное производство?

В картине присутствует большое количество объектов, много бытовых подробностей, поэтому на это требовалось немало времени. Снималось кино с перерывами, поскольку для всех объектов нужна была тщательная подготовка. Потом был долгий монтаж — я люблю долго монтировать, компьютерная графика заняла достаточно времени. Потом случилась пандемия, и мы потеряли целый год, хотя фильм уже был готов.

Будет ли у фильма расширенная версия или телевизионная?

Да, у фильма есть телевизионная четырехсерийная версия. Обязательно посмотрите её. Это не просто расширенная версия, там присутствуют многие линии, которые не вошли в театральную версию. В ней более четко прослеживается ситуация формирования такого понятия, как «советский человек» — тема, которая меня также волновала в этой истории. Что такое советский человек? Из чего эти люди, которые пошли на все, чтобы в собственной крови утопить фашизм? Как они появились? Естественно, это люди воспитанные советской идеологией. Это молодые ребята, которые выросли на героических историях. И вот в телевизионной версии более детально прослеживается зарождение беззаветного героизма в главном персонаже фильма.

Опыт показывает, что между большим кино о войне и рядовой духоподьемной агиткой пролегает очень тонкая грань. Что вам как режиссеру помогало не пересечь эту черту, когда вы снимали «Судьбу диверсанта»?

Мы старались показать картину в целом — осмыслить историю со всех сторон, тогда это становиться, действительно, выжным, и не рискуешь уйти в примитивность. Чтобы были не простые персонажи, и за каждым из них присутствовало свое понимание и человеческое оправдание, что немаловажно. Чтобы получилось хорошо, должно многое сойтись: сценарий, артисты должны быть на своих местах, режиссер должен не подвести, композитор, чтобы прочувствовал настроение, да и в целом, чтобы вся съемочная команда и команда пост-продакшена прониклась своей работой, вот только тогда все и получится. Однако, ответить на это вопрос, на мой взгляд, должны именно вы как зритель, получилось ли у нас не переступить эту грань.

Дмитрий, расскажите, почему этот самый российский зритель обязательно должен посмотреть «Судьбу диверсанта»?

В первую очередь, я надеюсь, потому что он им будет интересен. В нашем фильме есть новый взгляд на ситуации связанные с войной, с тем временем. И, конечно же, помимо всего прочего, мы старались сделать увлекательное и занимательное кино. При всей правде времени, мы хотели добиться волнения за своего героя, чтобы зритель смог эмоционально подключиться. Что бы это все-таки было кино, а не доклад об одном из эпизодов Великой отечественной войны.

Читайте также:

Сценарист «Чикатило» Алексей Гравицкий: «Маньяки появляются с завидным постоянством»
На стриминговом сервисе Okko состоялась премьера нового оригинального мини-сериала Сарика Андреасяна «Чикатило», посвященного советскому душегубу, не нуждающемуся в представлении. Мы взяли интервью у сценариста проекта Алексея Гравицкого, который в деталях рассказал нам о новых тенденциях в современном отечественном сериалостроении, а также своей работе над самой мрачной теленовинкой этой недели...

Автор романа «Вонгозеро» Яна Вагнер: «Я не верю в эпидемии»
Яна Вагнер называет себя везучим автором, и с этим действительно тяжело поспорить: у писательницы получилось не только издать успешное «Вонгозеро», по которому сняли не менее успешную «Эпидемию», но и продать права на экранизацию всех других своих романов...

Михаил Врубель, продюсер «Вторжения»: «Картины подобного масштаба еще никто не делал»
Михаил Врубель не исключает возможности разработки третьего фильма по вселенной «Притяжения» и «Вторжения», сюжет которого, вполне вероятно, может развиваться на другой планете. Поговорили о главных аспектах работы продюсером и узнали, ремейк какой любимой советской фантастики ожидать российскому зрителю...

Продюсер «Вторжения»: «Вся эта ситуация с Рунетом – безусловно, совпадение»
В прокат выходит новый фильм Фёдора Бондарчука «Вторжение», в котором среди прочего как дважды два доказывается, что для победы над внешним врагом России жизненно необходимо вырубить интернет и сотовую связь. Продюсер картины Александр Андрющенко уверил нас, что речь ни в коей мере не идёт ни о госзаказе, ни о госпропаганде...

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!

Комментарии
Filmz.ru / настоящее кино / все рубрики
новости кино сериалы фильмы рецензии события и люди видео, трейлеры кадры из фильмов календарь публикаций кино и бизнес спецпроекты график кинопроката кассовые сборы России и США киноклуб Настоящее кино афиша кинотеатров подписка subscribe.ru rss-ленты полный RSS-поток статистика mail.ru

Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×