Тарсем и Генри Кэвилл о «Войне богов»

Тарсем и Генри Кэвилл о «Войне богов»

В наш прокат вышел новый фильм Тарсема Сингха «Война богов: Бессмертные», в котором режиссер использует греческую мифологию для реализации своих визуальных фантазий. По сюжету царь Гиперион (Микки Рурк) задумал уничтожить людской род и богов, выпустив для этого титанов из Тартара. Именно это стало камнем преткновения для многих киноманов: сюжет кажется им бредовым. При этом все забывают, что он-то для Тарсема никогда не был главным: его задача — совершить вместе с нами путешествие в мир фантазии с помощью визуала и пробудить наше подсознание, а вовсе не рассказать всем известную историю о Минотавре. Режиссер и исполнитель главной роли Генри Кэвилл дали нашим британским коллегам небольшое интервью, в котором, на мой взгляд, все четко расставили по местам насчет сценария.

Что вы узнали друг о друге во время съемки фильма «Война богов: Бессмертные 3D»?
Генри: Как сохранять энергию во время съемок. Что делает Тарсем — это фантастика, когда в конце рабочей недели после 15 часов съемок он просит остаться на еще один час. Тарсем стал единственной причиной, по которой мне так понравилось сниматься. Он знает, как встряхнуть нас в хорошем смысле слова. Это талант, который востребован на площадке, и, надеюсь, я кое-чему научился.

Почему вы так долго работали над сценарием?
Тарсем: У нас не было подходящего сценария. У нас лишь был Генри. Я сказал, давайте держаться за этого парня. Готова была всего одна сцена, и мы решили построить сценарий вокруг нее. Боги, где они живут? Умирают ли они? Есть ли они на самом деле? Будет ли это времена Древней Греции, но с электричеством? Всё это витало в воздухе. У меня был лишь он.

С какой сцены всё началось?
Тарсем: Она даже не вошла в фильм! Мы над ней немного спорили. (Смеется). Мы встретились в Лондоне, Генри прочитал её, и всё было прекрасно. Я сказал ему, что это никуда не годится, прочитай ее по-другому. Генри прочитал ее снова, я сказал, что он неправ, и в прошлый раз было идеально. Я пробовал его в разных амплуа — он сделан не из стали, а из меди. Он очень податливый. Вначале Тесей был сыном короля, а оказывается крестьянином в итоге. Но я хотел именно такого парня в моем кино, после этого я взял перерыв на год с небольшим. У меня был лучший актер и выгодное положение.

Тарсем, Вы — атеист. Как Вы передали собственные убеждения в этом фильме? Как они развивались?
Тарсем: В фильме от них мало что осталось, но всё-таки они есть. Одной из главных причин, по которым я взялся за фильм, это тот факт, что я атеист с восьми лет. Я богохульствовал по любому поводу и около трех лет назад имел неприятный разговор с матерью. Она тогда повернулась и сказала: «Неужели ты не понимаешь, что ты успешен благодаря моим молитвам?» Я подумал, что это интересная постановка вопроса. Я умираю, попадаю на небеса, и старый чувак на небе говорит: «Черт! Я хотел насолить тебе так давно, но не мог из-за этой женщины!» Если Бог существует, то как можно объяснить все эти ужасы, творящиеся в мире? Потом я подумал, почему они не появятся на лужайке перед Белым Домом и не скажут: «Мы существуем, отведите нас к вашему лидеру!» Как только я пришел к мысли, что свобода воли всегда превосходит всё, мозаика сложилась. Если Мохаммед или Иисус зашли бы в ту дверь, ничего хорошего бы не вышло. Всё должно строиться на вере. Тогда стал вопрос о вере. Боги не вмешиваются, потому что они уважают нашу свободу выбора. Они могут попытаться, словно родители, которые знают об экзамене и готовы дать ответы на блюдечке, но не станут, так как тебе нужно быть подготовленным к жизни. После того, как эти элементы были добавлены в фильм, он стал фильмом о греческой мифологии. До этого он просто был фильмом о богах с мешаниной и не совсем в формате киностудий. Они говорили мне придерживаться греческой мифологии и выкинуть все элементы от Дерека Джармена!

Как развивается персонаж Тесея?
Тарсем: Он же был сыном короля, но к концу фильма полностью избавился от королевских замашек. Что мне не нравилось в оригинальном сценарии, так это концепт избранности. Вся моя сущность против такого. Даже на востоке, вся эта карма и тому подобное… Я не хотел иметь с этим ничего общего. Ну не должно так быть. Простой парень превращается из сына короля в крестьянина, его мать была изнасилована, и никому он не нужен. Он превратился из неприкасаемого — я объяснил Генри, что он может сыграть кого угодно, поэтому мы всё изменили. Но в книжках он сын короля.
Генри: Фильм о том, что происходит, когда человек, который не должен преуспеть, всё-таки это делает всем назло.
Тарсем: Что если тебе не предначертано быть великим? Я хочу, чтобы самый обыкновенный человек встал у руля, а не тот, кому предначертано это сделать.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!

Комментарии
Filmz.ru / настоящее кино / все рубрики
новости кино сериалы фильмы рецензии события и люди видео, трейлеры кадры из фильмов календарь публикаций кино и бизнес спецпроекты график кинопроката кассовые сборы России и США киноклуб Настоящее кино афиша кинотеатров подписка subscribe.ru rss-ленты полный RSS-поток статистика mail.ru

Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×