Дело врачей

Дело врачей

В понедельник на Fox выйдет сто семьдесят седьмая, самая последняя серия «Доктора Хауса». В Америке с почестями провожают на покой очередного заслуженного ветерана, тогда как здесь, в России, заканчивается целая эпоха.

«Доктор Хаус» начался осенью 2004-го, почти восемь лет назад. Тот сезон вообще получился выдающимся и определил облик вещательного телевидения на годы вперед: на ABC стартовали «Отчаянные домохозяйки» и «Остаться в живых», а на NBC только закончились «Друзья». Кабельные каналы, можно сказать, только прощупывали почву для массированной экспансии в художественные миры. Однако уже тогда к боссам Большой Четверки пришло осознание того, что самонадеянно игнорировать новые порядки больше нельзя. Индустрия бесповоротно менялась, дерзкие новички бросали вызов мастодонтам эфира, и у зрителей, вкусивших первые плоды отраслевой революции, сформировался запрос на качественно иные сериалы.

«Остаться в живых» и «Доктор Хаус» — две характерные попытки эфирных каналов сыграть по новым правилам, в равной степени успешные, но, по сути, принципиально разные. Махина Джей Джей Абрамса — подлинная инженерия. Она спроектирована так, что увернуться от нее попросту невозможно. На Острове очутились белые, чернокожие, азиаты, латинос. Дети, взрослые, старики. Американцы и иностранцы. Богатые и бедные, добропорядочные граждане и преступники. Лидер, мудрец, балагур, роковая женщина, одиночка. Они переживают из-за любви, семьи, друзей, размышляют о честности, преданности, взаимовыручке. Остаться в живых — значит сохранить жизнь, какой мы ее знаем, не потерять человечность. Руководство ABC сделало ставку на головокружительный сюжет, который не смог бы развернуться ни в одном фильме — и какого не было ни у одного из конкурентов, задавленных страхом еженедельного забвения.

«Доктор Хаус» — другой. Загадки в нем никак не связаны между собой и непременно раскалываются за отведенные сорок минут. Герои сериала не вся Америка с друзьями, а блестяще образованные профессионалы с широкими взглядами, глубокой эрудицией и отточенным вкусом — элита среди элиты, крайне узкая социальная прослойка. И если пассажирами рейса 815 руководил душка-хирург Джек Шепард, то во главе диагностической команды госпиталя Принстон-Плейнсборо стоит ехидный нефролог-мизантроп с сединой Грегори Хаус. В отличие от алфавитовских «Остаться в живых», конфликты, приводящие в движение сюжет сериала, не внешние, а внутренние. Причем в силу жанровой принадлежности «Доктора Хауса» это утверждение зачастую надо понимать буквально: «замок зажигания» почти всегда спрятан в чьем-то организме — опухоль ли это в мозге пациента или больная нога главного героя.

«Доктора Хауса» и вовсе можно рассматривать как цепочку доводов в пользу единства души и тела. И вроде бы мысль не новая, но впечатляет, во-первых, методичная аргументация, даже несмотря на повторения, а во-вторых — многообразие нюансов, встречающихся на практике. Недуги больных — всегда не просто угроза их жизни, но ситуация, в которой вскрывается их натура. Все врут, но это только вершина айсберга. Стоя одной ногой в могиле, пациенты не перестают быть собой — и, еще не успев умереть, они уже попадают на судилище, где их поступки взвешивают люди в белых халатах. Впрочем, члены команды Хауса еще больше любят перемывать кости друг другу: каждая серия — этакий круглый стол то ли по антропологии, то ли по этике, то ли по психоанализу. За восемь лет в госпитале произошло не так уж много значимых событий: кто-то уходил, другие занимали вакантное место, Хаус то слезал с викодина, то снова начинал глотать таблетки, отношения с Кадди долго ограничивались препирательствами в ее кабинете. Все самое интересное и вовсе скрадывалось в многоточиях летних перерывов: Хаус в психиатрической лечебнице, Хаус в тюрьме — зрителей подзывали только к развязке, которая укладывалась в одну серию, максимум — в две. Все остальное — разговоры, разговоры, разговоры. Поразительно, но они никогда не наскучивали. Наверное, посиделки в интеллигентной компании вообще не могут надоесть.

В Fox поставили на чуткую, вдумчивую аудиторию, не боящуюся обилия медицинских терминов, скорострельных пикировок и соревнований в проницательности. Но все же «Доктор Хаус» — весьма традиционное, компромиссное шоу. Это вертикально ориентированная медицинская драма: отработанный жанр, сериал не вынуждает держать в уме все перипетии сюжета и не требует запоминать два десятка важных персонажей, тонкие рассуждения героев заумны ровно настолько, чтобы оставаться доступными и для зрителя среднего ума. Те еще недостатки, однако, надо полагать, все это помешало «Хаусу» стать главной драмой в новом веке.

Если в Америке «Хаус» был просто очень хорошей телевизионной драмой, то в России он лег в основу сериальной культуры как таковой. Прежде бытовало мнение, что сериалы — это непотребная жвачка для домохозяек, нескончаемое безмозглое «мыло», которому грош цена. Опровержения в виде «Твин Пикса», «Секретных материалов», «Клана Сопрано» и «Секса в большом городе» воспринимались скорее как исключение из правила и в расчет не брались. По-другому и быть не могло: когда-то единственным окном в мир зарубежного телевидения служили отечественные каналы, чья программная политика до сих пор вызывает недоумение. Изменения к лучшему стали возможны лишь с распространением высокоскоростного интернета. Однако чудесные изобретения вроде торрент-трекеров и систем коллективного перевода так бы и остались любопытными технологиями для немногочисленных гиков, если бы не ряд шоу, популяризовавших затяжные развлечения среди непосвященных. Среди них был и «Хаус»: ему местные поклонники сериалов обязаны всем.

И вот он заканчивается. Это не обычная тема для статьи, не просто финал сериала. Вечер вторника, когда на notabenoid’е появлялись субтитры к последнему эпизоду, больше никогда не будет прежним. Все эти годы были незабываемыми. Прощайте, доктор.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!

Комментарии
по просмотрам
Дамблдор получит свой сериал
Дамблдор получит свой сериал.
Netflix на страже российских детей
Netflix на страже российских детей
Много друзей Содерберга
Новая режиссерская работа Стивена Содерберга собрала воистину звездный актерский состав.
Дэниэл Рэдклифф готов снова стать Гарри Поттером
Дэниэл Рэдклифф готов снова стать Гарри Поттером, но с одним условием
по комментариям
Рецензия на фильм «Довод»
Главный герой в исполнении Джона Дэвида Вашингтона пытается предотвратить надвигающуюся Третью Мировую войну.
11
Режиссерская версия фильма «Терминатор: Да придет спаситель»
МакДжи сообщил, что у него есть «более мрачный» вариант фильма «Терминатор: Да придёт спаситель».
6
Американская киноакадемия ввела новые стандарты для «Оскара»
На «Оскаре» будет действовать правило, касающееся репрезентации меньшинств в фильмах.
4
Молодая гвардия: Джон Дэвид Вашингтон
Разбираем карьеру звезды «Довода»: как Джон Дэвид Вашингтон за пять лет стал одним из самых популярных актеров Голливуд.
3
Лив Тайлер покинула сериал «911: Одинокая звезда» ради Marvel
Лив Тайлер покинула сериал «911: Одинокая звезда»
3
* за прошедший месяц
Filmz.ru / настоящее кино / все рубрики

© COPYRIGHT 2000-2020 Настоящее кино | Обратная связь | Размещение рекламы

Издается с 13/03/2000 :: Перепечатка материалов без уведомления и разрешения редакции возможна только при активной гиперссылке на www.Filmz.ru и сохранении авторства | Главный редактор on-line журнала Настоящее КИНО Александр Голубчиков, шеф-редактор Анатолий Ющенко. Программирование Вячеслав Скопюк, Дмитрий Александров, Андрей Волков, Юрий Римский, Александр Десятник | Хостинг предоставлен провайдером Qwarta.ru

Журнал "про Настоящее кино" зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № 77-18412 от 27 сентября 2004 года.

Мнения авторов, высказываемые ими в личных блогах, могут не совпадать с мнением редакции.

filmz.ru в социальных сетях:

Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×